Философия - главная    Психология    История    Авторам и читателям    Контакты   

Философия


попадай в общий ментальный ток, который тебя в конце
концов погрузит в Нирвану; вот общая задача твоих инкарнаций".
Соответствующим культом v, конечно, явится, помимо
ритуала выражения благодарности Учителям-Избавителям, широчайшая практика
Братства - естественное последствие стремления избавиться от эгоизма.
Второе h Эгрегора, конечно, политика Мирового
Братства, исключающая всякую возможность войн на религиозной почве. Это
как раз одна из положительных сторон Эгрегора, резко отличающая его от
многих религиозных порождений населения материка Азии, проповедующих т.
наз.
священные войны. Вы мне скажете, что одна из отраслей Буддизма - Ламаизм
- не чужда слишком широкой проповеди религиозной самозащиты и что это
противоречит общим тезисам буддистской этики. Я отвечу, что Ламаизм
считаю искажением Буддизма, не подходящим под приведенную
схему.
Перехожу к другим Эгрегорам.



В начале эпохи Крестовых Походов гностическое течение, ярко
обрисовавшееся у Восточных Школ Аравии и Палестины, вдохновляет часть
рыцарства и облегчает порождение одного из могущественнейших Эгрегоров -
Эгрегора Тамплиеров (храмовников).
Тамплиеры
Точкой над элементом Jod схемы Тамплиерского Эгрегора послужил идеал
совершенного мирового, уравновешенного во всех планах, всюду
устанавливающего проникновение плотного тонким государства. В этом
государстве высший Инфлукс должен был исходить из области Мистической
Власти, оживлять Власть Астральную, просвещать и направлять Власть
Реализационную, создавая при помощи последней благоденствие, счастье,
возможность эволютивной работы, спасения всем слоям общества, независимо
от национальности индивидуумов, но со строгим учетом обычного права
каждой местности и потребностей отдельных народностей. Сюда входило все:
и мечты об уничтожении злоупотреблений, порожденных политикой Папского
Престола; и исправление нравов высших и низших каст; и усиление
промышленности и торговли всего мира; и устранение лишней траты энергии
на те роды борьбы между народностями, кастами или отдельными
индивидуумами, которые можно считать возникающими лишь по невежеству или
взаимному непониманию борющихся сторон. Словом, это были мечты о Царствии
Божием на земле; мечты сознательных умов, закаленных в рыцарстве душ,
надеявшихся найти хорошие опорные точки в своих здоровых телах и
реализованном честным трудом богатстве.
Элементом i Тамплиерского Учения служила Наука
Гермеса Трисмегиста, растворенная в здоровом потоке гностических
интерпретаций.
Первым h Тамплиерства, как я уже сказал, являлась
среда Крестоносцев, доставлявшая в адепты новому Эгрегору способнейшие,
сильнейшие, чистейшие и воодушевленнейшие свои элементы.
Элементом w нового течения явилась красота,
привлекательность Власти и Могущества будущих адептов во всех планах и
соблазнительная перспектива применения этого могущества к реализации
того, чем дорожил в мыслях общим или частным образом каждый отдельный
член Цепи.
Элементом v у Тамплиеров явилось то, что ныне
называют культом Бафомета. Слово Baphomet, прочитанное каббалистически
справа налево, является результатом своеобразного применения приема
Notarikon (см. 10-й аркан) к фразе "templi omnium hominum pacis abbas",
что в переводе значит: "аббат (или отец) храма мира (для) всех людей".
Под этим термином Тамплиеры разумели Универсальный Инструмент реализации
своих стремлений. Таким Универсальным Инструментом оказались для них
астральные вихри (tourbillons) волевых импульсов Цепи, и вот почему
символическая статуя Бафомета, игравшая столь важную роль в тайных
церемониях тамплиеров, представляла собою пантакль Астрального Вихря
Nahash, с которым мы встретимся в XV-м аркане.
Вторым h Тамплиерства была политика
теократического характера, при наличии традиционного применения
иерархического закона и принципа законченной централизации. Командорства
группировались в Приораты; последние сплачивались в Великие Приораты;
группы Великих Приоратов объединялись в так называемые Языки
(национальности, говорящие на одном языке), а над всеми Языками стоял
Гроссмейстер, управляемый в применениях своей пентаграмматической власти
лишь общим девизом Тамплиерства "Милосердие и Знание".
Вот на каких устоях образовался орден 1118-м году.
Я уже упоминал о его уничтожении Папской Буллой в 1312-м году и о
предшествовшей этому уничтожению трагической кончине Гроссмейстера Моле и
его ближайших сотрудников (13-го Октября 1307 г.).
Вы хорошо знаете из истории, что мощные элементы i и
h Тамплиеровского Эгрегора, наряду с его
привлекательным w, привели Орден к процветанию во
всех планах и что, когда понадобилось сгубить орден, его враги,
руководимые трепетом перед магическою властью Цепи и завистью к ее
богатству в материальном плане (обширная территория поместий
храмовников), избрали оружием клевету, обрушились на
v Эгрегора, обвинили рыцарей в занятиях черной
магией, пытались уличить их в устройстве оргий, якобы сопровождавших
церемонии Бафомета, и при помощи целой сети интриг достигли своей цели в
физическом плане.
Но куда делись остатки Рыцарей-Храмовников? Кто рискнул приютить их,
побрататься с ними?
Для ответа на этот вопрос мне придется напомнить вам, что параллельно
возникновению Тамплиерства в Европе шло оформление и укрепление двух
течений: одно из них - герметическое - стремилось к реализации Великого
Делания; другое - готическое строительство, или Вольное Каменщичество,
проводило культ труда и хранение традиционного символизма в архитектуре.
Эти два течения, естественно сближаясь, породили товарищества,
составленные из обоих элементов - тружеников ментального плана и
тружеников физического; связующим звеном, конечно, явился астральный план
- мир традиционных Посвятительных символов, оживляемых работой
герметистов и коагулируемых в телесную форму работой Каменщиков.
Вот эти-то Вольные Каменщики, официально признанные Римом в 1277 году, и
решились после разгрома Ордена Тамплиеров признать братьями бежавших
рыцарей, очутившихся таким образом в роли "Macons acceptes".
Я говорил о рыцарях. Но вы меня спросите, куда делся и что сделал
Астросом цепи - ее мощный Эгрегор.
Свойства могучих эгрегоров обусловливают для них возможность самоочищения
и самосовершенствования в астральном плане в ту пору, когда они почти не
владеют опорными точками в физическом. Можно сказать, что оболочки этих
эгрегоров, нарощенные ошибками их адептов в физическом плане,
растворяются или утончаются, давая возможность свету из ядра выходить с
большей интенсивностью. Эта возможность самосовершенствования
принадлежит, выражаясь сообразно нашей схеме, лишь Эгрегорам с очень
отчетливой верхней точкой и с ярко очерченной замкнутой системой мощного
i (Jod).
Эгрегор тамплиеров очищался в астрале немного больше семидесяти или
восьмидесяти лет и затем породил на Земле коллективность, которой мы
дадим условное наименование "Розенкрейцерства первичного типа".
Я не навязываю вам веру в существование Братства, якобы основанного
Christian'ом Rosenkreuz (1378-1484 г. г.), составленным из небольшого
количества мистиков-девственников; я только хочу отстаивать тезис факта
отчетливого образования в астрале формальной стороны тех идеалов и тех
путей совершенствования, о которых трактует знаменитая Fama Fraternitatis
Rosae + Crucis.
Раз эти идеалы зарегистрированы в форме определенного кодекса, я имею
право констатировать самый факт пробуждения Эгрегора в эпоху, значительно
предшествовавшую самой регистрации.
Но в каком виде нам должен представиться Эгрегор первичного
Розенкрейцерства по упомянутому сочинению, а также по Confessio Fidei R +
C? - Ясно видно, что этот мощный Эгрегор притянул к себе флюиды трех
широких богатых потоков Истины: Гностицизма, Каббалы и Герметизма
Алхимической Школы.
Верхней точкой видоизменения Тамплиерского Эгрегора явился идеал
Теургического Делания Царства Elias Artista вместе с твердой верой в
наступление такого Царства в грядущем. Но что же это за Elias Artista?
При чем здесь Илия и причем Искусство?
Илия и Енох, по Библии, являются символами чего-то такого, что берется
живым на небо. Но естественным путем в Эмпиреи метафизики течет лишь то,
что мы именуем Абсолютной Истиной. Минорные Арканы Книги Бытия Еноха
входят в разряд таковых потоков. Илия - это как бы конкретизированное,
уплотненное отображение Еноха. Илия к нам ближе:
оттого "Elias", а не "Enoch".
Но какой это Илия; какими путями поведет он нас к минорным арканам, к
Розенкрейцерской Реинтеграции? Неужели путем блаженных, путем
бесхитростных сердец, путем непросвещенных, но бесконечно просто верующих
"Христа ради" юродивых?
Нет, наш Эгрегор занимался не этой счастливой, но редко встречающейся
категорией людей. Он имел в виду спасение тех, кто успел вкусить Науки и
кто не может отказаться от высоких наслаждений, ею даруемых.
Розенкрейцеровский Elias ведет своих адептов к минорным арканам путем
кропотливого, искусного анализа мажорных; он ухищряется, он комбинирует;
он заслуживает название Artista.
Мощный i, которым он оплодотворяет своих адептов,
отобразился бессмертным символом Креста-Розы. В какую рамку вы ни
посадите этот символ, какими обертонами вы ни снабдите его основную
мелодию, он был, есть и будет тем же в центральной его части. Крест,
символ пути самоотвержения, безграничного альтруизма, неограниченной
покорности Законам Вышнего, представляет один из его полюсов. Роза
Гермеса, соблазнительно благоухающий символ Науки, гордого своей
трехпланной законченностью, обвивает этот Крест. Ознакомившиеся с ним
могут носить Крест, но не в силах оторвать от него Розу. Пусть ее шипы
колят ученых, они не перестанут наслаждаться ее ароматом. Роза - второй
полюс бинера.
Задача Розенкрейцера - нейтрализация этого бинера. Адепт Розенкрейцерства
должен собственной персоной нейтрализовать Самопожертвование и Науку;
совместить их в себе, заставить служить одному идеалу, уподобиться
третьему символу, помещенному в рассматриваемом пантакле у подножия
Креста + Розы. Там сидит Пеликан с широко распростертыми крыльями,
собственным мясом и кровью кормящий своих птенцов в порыве родительского
Самопожертвования, но... птенцы Пеликана различного цвета.
В первоначальной схеме пантакля их три; в позднейшей схеме - семь. Они
фигурируют три Первичных Причинности или семь Вторичных; в последнем
случае им придают планетные цвета. Материнский порыв уравновешен Наукой
цветов: мать знает, что надо различно обращаться с различными птенцами;
она вкусила науки, она применяется.
Вот i медитации истинного Розенкрейцера.
Первым h этого Розенкрейцерства, конечно, явилась
среда весьма немногочисленных избранных натур, склонных к совмещению
мистицизма с тонкими интеллектуальными стремлениями.
Элементом w первичного Розенкрейцерства следует
поставить некоторое самообожание, натурально вытекавшее из привычки
считать самого себя "избранным сосудом". Адептов Учения и кандидатов в
адепты было так мало, что упомянутый элемент напрашивался сам собой. Его
поддержке способствовали строгие правила жизни, диктуемые
Розенкрейцеровской моралью.
Место культа v заняла медитация символов, в
особенности Великого Пантакля Креста + Розы, и, отчасти, мистические
церемонии в периодических общих собраниях Розенкрейцеров.
Вторым h Школы явилась политика тайны личностей
самих Розенкрейцеров при стремлении анонимно реализовать все то, что
совесть адептов считала способствующим прогрессу Человечества, как в
сфере этической, так и в сфере интеллектуальной. На этом втором
h мы видим оболочки Тамплиерства, не успевшие
раствориться в чистом астрале. Видна ненависть к Римской Церкви,
доходящая до формального порождения элементов Протестантизма (в "Fama
Fraternitatis" и в "Confessio" Папа приравнивается антихристу; признаются
только два Таинства и т.п.). Уж конечно, резкие проявления против Рима
следует признать отображением астральной мести Клименту V.
Первичное Розенкрейцерство не могло (или не могло бы) считать в своих
рядах много адептов: слишком много надо было совмещать в себе
противоположных черт, чтобы идти к его идеалам, не отрываясь от им же
выработанной формы. Оно (в XVI-м столетии) плавно порождает то течение,
которое мы позволим себе назвать "Вторичным Розенкрейцерством". Если
первое обозвать "Розенкрейцерством для немногих избранных", то второе
заслуживает названия "Розенкрейцерства для всех сознательных"; если
первое навязывало тиранически своим адептам определенные формы путей
самосовершенствования, то второе отличалось крайней терпимостью во всех
областях, доступных уму и сердцу.
Верхняя точка над i и самый элемент
i остались прежними.
Заметно переменилось первое h. Среда,
оплодотворявшаяся Розенкрейцерскими идеями в XVI, XVII и отчасти в XVIII
столетиях, представляла собой агрегат энциклопедистов в самом широком и
самом хорошем смысле этого слова. Требовались только многогранность в
интеллектуальных стремлениях, способность к научной спекуляции, широта
взглядов и преданность идее добра.
Сюда попадали и натуры высоко-мистические, и завзятые пантеисты, и люди
практических стремлений. Но, повторяю, брались лишь люди недюжинные по
уму и эрудиции, обладающие личной волей и определенностью во взглядах на
грядущее Человечество.
(Составом элемента w Вторичного Розенкрейцерства я
не буду делиться с читателями, ибо не имею на то разрешения Учителя).
Элементом v явился определенный в общих чертах, но
различающийся в различных школах ритуал Посвящения членов Цепи в степени
Розенкрейцерства, ритуальные же формальности общих собраний Верховных
Учительских Советов той или другой ветви Эгрегора; если хотите, сюда
можно отнести и приемы астральной переработки и тренировки личности,
присоединившиеся к основному процессу медитации и заимствованные по
большей части у разных восточных школ.
Вторым h исследуемой Системы сделалась особая
политика воздействия на общество, сначала чисто этического характера, а в
дальнейшем, и сильно реализационного. Отделы и подотделы Вторичного
Розенкрейцерства имели разные политические девизы в различные эпохи. Эти
девизы касались ближайшей важнейшей политической или религиозной реформы.
Но Тамплиерский Эгрегор, носитель назидательного клише падения цепи Якова
Моле в физическом плане, вибрировал на осторожность каждый раз, как
Розенкрейцерство собиралось сделать тот или другой решительный шаг, и
внушал его адептам схемы наивернейшего и безопаснейшего пути влияния на
общество. Результатом одной из этих вибраций явилось основание так
называемого "Масонского Ордена".
Тонкий астрал Розенкрейцерства, весьма пригодный для Учительства, мог бы
запутаться в решении вопросов практического характера, мог бы проявить
недостаток такта в области жонглирования житейскими условиями, мог бы
пострадать по существу от непосредственного столкновения с мелочами
повседневной жизни. И вот, создается телесная оболочка, душой которой
будет Розенкрейцерство, но которая закалена в житейских делах и не боится
черной работы. Эта оболочка и есть Масонство - я разумею правоверное
Масонство Шотландского ритуала с этико-герметической интерпретацией
Традиционного Символизма. Оно будет хранить самые символы, поддерживать в
своей среде и в публике уважение к самим символам и их интерпретаторам -
Розенкрейцерам, и, базируясь на этом уважении, внушать всем и каждому,
что добрый пример относительной чистоты масонских нравов имеет исходной
точкой самое содержание Посвятительных Учений.
Масоны будут проводить на практике соответствующие эпохе девизы
Розенкрейцеров и прикрывать последних своими персонами от могущих
последовать несчастий, невзгод и недоброжелательства в физическом плане.
Основатели Масонства, среди которых наивиднейшее место занимает Elias
Ashmole (1617-1692 г.), искусно делают сколок с системы степеней Вольного
Каменщичества и кладут его в основу трех первых (т. наз.- символических)
степеней Масонского Посвящения. Это приспособление начинается в 1646
году, а в 1717-м мы уже имеем дело с вполне организованной системой
Шотландских Масонских Капитулов. Масонство становится необходимостью для
Розенкрейцеровского Иллюминизма, и самая политика его второго
h получает название масонской, сохранившееся за ней
и доселе. Эффекты достижения реализации политических девизов Иллюминизма
получают название масонских coups de canon. Кстати сказать, такими coups
de canon считаются религиозная реформа Лютера и Кальвина и политическая
реформа освобождения Сев.-Ам. Соединенных Штатов от Британской
зависимости (Lafayette и его масонское офицерство). Масоны тем более
нужны Розенкрейцерам всех типов, что последние часто разыскивают в их
среде лиц, достойных Посвящения в Христианский Иллюминизм.
(Я не буду приводить здесь полного анализа девизов 33 степеней
Шотландского Масонства, произведенного Учителем на лекции, ибо он потерял
бы в письменном изложении. Что же касается истории возникновения самих
степеней, то читатель найдет их в уже упомянутой лектором (4-ый аркан)
книжке Папюса в русском переводе Войцеховского. - Составительница).
Но всякая медаль имеет свою оборотную сторону. Пока Масонство составляло
в действительности покорную Розенкрейцерству организацию, пока оно
признавало начало Преемственности Иерархии, все шло хорошо и масоны
выполняли свое назначение.
Как только отдельные ветви Масонства (к сожалению, весьма сильные) стали
увлекаться расширением значения выборно-представительного начала в
управлении в ущерб началу традиционно-иерархическому, так сейчас же
масонские реализации начали менять свой эволютивный характер почти на
революционный. Поворотным моментом в этом направлении явилась масонская
революция Лакорна (Lacorne) и его приверженцев (в 1773 г.), отделившая от
правоверного масонства ассоциацию, известную нам под именем "Grand Orient
de France".
Мы не собираемся заниматься историей масонства, а потому в беглом своем
обзоре перескочим в конец XVIII-го ст.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50