Философия - главная    Психология    История    Авторам и читателям    Контакты   

Философия


И помимо того следует, сверх обычной старой платы, брать с клиента дополнительную плату за новую моду. Мы рекомендуем старым людям дальнейшие статьи нашего уложения читать в очках, чтобы, обнаружив великое множество мудрых постановлений, не ослепли бы они от чтения.
21. Теперь же, переходя к вопросу о частных домах, полагаем мы, что удобно и сподручно будет женатым мужчинам не самого сильного разумения и первейшей доблести обзавестись добрым оружием, дабы защищать себя от нападений, которые будут происходить около полуночи. Женам же дозволено будет обладать поистине мужской храбростью, так чтобы те, кто уже исполнил к этому часу свои желания, весь следующий год главенствовали в доме. Те же из мужей, кто не сможет оказать им достойного сопротивления, должны будут заплатить своему соседу штраф в виде овечьей головы, и тем будет наказана их глупость.
22. Руководствуясь своим мудрым суждением, мы рассмотрели многие плачевные несчастья и происшествия, случающиеся в наших краях. Для исправления таких несчастий и устранения происшествий мы постановляем и приказываем для излечения злобных хозяек применять масло падуба. Сократа же почитаем мы глупцом, потому как он позволил своей жене увенчать его ночным горшком. Тех же, кто позволяет женам иметь собственную волю, постановлением парламента мы признаем глупцами.
23. Кроме того, решаем мы также и постановляем, что телята из Эссекса должны обвинить ножи мясников в преднамеренном убийстве. Тот же, кто выкажет себя пристрастным присяжным в этом деле, в награду за свои труды получит еще горячую овечью шкуру. Колокольня в Чипсайде, если не переломится, будет обязана звонить громко. И если не будет недостатка воды в бочках, любителям пива достанется еще один лишний пирог к обеду.
24. Полагаем мы, что по закону следует признать раздельщиков туш лекарями исключительного таланта, ибо среди требухи могут они изыскать так много медицинских образцов, сколько Гален не мечтал собрать и за всю жизнь. Далее, когда танцоры не смогут выдерживать ритм и делать четкие движения, полагается им расплачиваться со своим наставником гусем пожирнее. Страдающим от французской болезни следует в течение трех недель блюсти диету. Те же, у кого имеется всего лишь одна рубашка, чтобы прикрыть наготу, могут, не преступая закона, нарушить куртуазность и облачаться в воскресные дни в несвежее белье. Следует также издать указ, чтобы коноплю разводили повсеместно и запасы ее были бы в изобилии не только в высокогорьях, но и на больших дорогах, чтобы ее побеги доставали до самого Тайберна.
25. Подобным же образом полагаем мы необходимым, чтобы в тавернах поднимался большой шум и царствовала воинственность, чтобы от вина люди становились безрассудно храбрыми и отважными и стремились бы уничтожить супостата за один присест. Полагаем мы также, что мастерство должно присутствовать в любой работе, те же, кто кается в этом мире, должны получить утешение в мире лучшем. Ткачи, работающие по шелку, должны жить в довольстве и процветании, если только станут они усердно мыть руки по постным дням, ибо иначе, запачкав свою работу, они будут изгнаны хозяевами. Глупцам по закону полагается оставить высокие здания и поселиться в низких домишках; те же, кто сведущ в музыке, должны уметь отличать нотный знак от трели. Наставники молодых должны быть чрезвычайно осторожны, ибо, если их питомцы узнают (лишком много, они окажутся должниками своих учителей.
26. Полагаем мы также необходимым, чтобы и в наше время Иудино племя ходило бы по миру, продавая своих ближних направо и налево за звонкую монету. С ростовщиками, однако, следует обойтись поиному. Испокон века они получали на каждый шиллинг по пенсу в месяц, теперь же дозволяется им с чистой совестью замахнуться и на три пенса. Многие из людей, проявив свою воровскую и плутовскую сущность, с полным сознанием собственной правоты могут не считать себя таковыми, и многие женщины мо-гут полагать себя многократно красивее, чем они есть на самом деле.
27. Для пущего усиления повсеместной глупости полагаем мы необходимым установить, что самые фантастические выдумки и ухищрения являются самыми реальными. Те, кто станет строить козни другим, сами должны попадаться в свои же сети, некоторые будут изобретать новшества на свою же голову, другие же — расставлять ловушки, в которые сами же и попадутся.
28. Считаем мы жизненно необходимым, чтобы те, кто называет себя предсказателями, ставили бы мошенника посреди круга, после чего, принимаясь искать дьявола, находили бы его у себя в груди. Безбожники, согласно нашим законам, должны быть настолько же отвратительны, насколько они беспечны. Те же, кто полагается не на Бога, но на судьбу, имеют право вглядываться в даль сквозь узкую решетку ограды гостиницы Футменс-Инн. Но наши дражайшие друзья-бакалейщики, будьте во всем благословенны, предоставляется вам полное право при помощи своих фиг и изюма завлекать и соблазнять милых девушек. Многим из людей законом дозволяется быть столь добросердечными, что для доказательства своей невинности достаточно им поцелуя и яблока.
29. Постановляем также далее, что в тех домах, где хозяйка жаждет подчинить себе хозяина, тогда как за ней самой требуется пристальный присмотр, должны твориться многие необъяснимые дела.
30. Считаем мы также весьма удобным, чтобы кое-кто принимал соседскую постель за свою, слугу — за хозяина. Если свечки смогут рассказывать сказки, пусть многие думают на своих родичей, что это — блохи. Полагаем мы также необходимым, чтобы многие птицеловы стали бы, вместо жаворонков, ловить деревенских мужланов. Те же, у кого мозги в недостатке, могут продавать свои земельные наделы за табачные трубки да нижние юбки. Много также должно быть принимателей — кое-кто станет принимать глупцов за умников, другие будут принимать от своих должников подпорченных ангелов, а в придачу еще и кварту мальвазии, раз уж им не раздобыть целого галлона.
31. Но давайте прервемся: к чему же мы придем, ежели не станем объявлять широкой публике самые наиважнейшие законы? Постановляем мы поэтому и приказываем, что непременно должна разразиться борьба между солдатами и лучниками. И коли не разрешится спор между бочонком эля и черным пудингом, не миновать жестокого кровопролития. Ибо некоторые станут думать, что турка можно побить двенадцатью булавочными уколами. Ergo , быков одолели лук и стрелы. Некоторые будут говорить, что печной горшок — опасное орудие против глиняной стены и главный враг малярных трудов. Среди всех этих разногласий, полагаем мы, следует обратиться к богу Купидону. Он тоже лучник, он разрешит все сомнения и споры и докажет, что стрельба из лука — занятие, достойное небес, ибо в размышлениях на эти темы он утратил зрение.
32. О любезные солдаты! Оставьте же свое противоборство, если, речь идет о любви к женщине. Ибо я способен доказать, что сладкий пирожок — более действенное оружие, нежели мушкет. Тот же, кто рискнет усомниться в моей правоте, пусть приходит в «Кинжал подешевле» да прихватит с собой коробочку оловянных ложек. Я тогда все ему объясню. Если же я не сумею доказать, что сладкий пирожок во всем превосходит воинский мушкет, согласен в наказание обедать дважды в неделю у герцога Хамфри.
33. Постановляем также, что всем четырем валетам полагается выпрыгивать из колоды, после чего носиться сломя голову по всему заведению в поисках своего старого хозяина, капитана Рваное Ухо. Считаем также полезным, чтобы некоторые были изворотливы без меры и чтобы, написав один только посыл, не могли разобраться в нем годами.
34. Некоторым полагается заняться глубоким изучением того, куда именно им следует направляться в поисках пропитания. Тогда как другие соблюдают чрезмерную осторожность, отправляя пищу в свой желудок. Следует также объявить строжайший надзор по всем кухням, чтобы некоторые отчаявшиеся женщины как следует бы варили, парили и заготовляли свечное сало для повсеместного употребления всей честной компании прожигателей свечей.
35. Увы! Увы! Как тяжело нам приходится, когда посвящаем мы себя столь опасным предметам! Согласно решению парламента, портным позволяется изобретать новую моду. Тем же, кто пинтами поглощает ирландское виски, можно брести спотыкаясь, падая и разбивая лицо, не нарушая при этом закона. Удобным полагаем также, чтобы некоторые, достигнув крайней нужды, имели полное право являться без ножа и без шпаги в кладовые лорда мэра, где хранятся полные бочки всякого добра. Кое-кого же обуяет такой азарт и храбрость, что они отправятся в самую глубь Петтикот-лейн, откуда выйдут целыми и невредимыми.
36. Подобным же образом реке Темзе разрешается очищать своей водой все, как это делалось и в старые времена. И если случится лондонским пивоварам закупить запас доброго солода, бедным лодочникам их Куинсхайта полагается за один пенни продавать целую кварту. В Биллинсгейте положено по закону лук продавать связками, а ткачам на бирже стать такими совестливыми, чтобы продавать отложные воротнички всего за двенадцать пенсов.
37. Кузнецам законом предписывается любить добрый эль. И, если такое окажется возможным, людям следует предоставлять трехнедельный мороз в июле, так чтобы они не пугались хорошего огня и разгар лета. Корзинам носильщиков надо разрешить вмещать в себя гораздо больше того, что смогут унести. А на Варфоломеевской ярмарке в Смитфил-де следует устроить такой сквозняк, чтобы бочки никогда не стояли полными.
38. Фигуры святых в церкви Тампль, коли случится так, что они опять поднимутся, должны раскопать Чаринг-Кросс своими мечами. Мельникам полагается не иметь большого расположения к утренним молитвам, если в воскресный день ветер дул для них в нужную сторону. Те, кто, отправившись на войну, не сумел ничего завоевать, имеют полное право возвращаться домой бедняками. Те, кто ловко обходится с женскими завязками, могут предпринять поход за винчестерским голубем. Дабы избежать болезни, следует по утрам принимать настойку мимозы (noli me tangere ), каковая мера спасет человека от издевательств лекарей.
39. Булочникам полагается процветать за счет двух вещей: оплачиваемых по совести счетов и честности мельников.
40. Лекарям положено процветать за счет мучений других людей, церковникам же — за счет частых похорон.
41. Считаем мы также, что для содружества будет выгодно, если на Фиш-стрит станут продавать больше лосося, чем пива на Биллинсгейт.
42. За сердечный покой знахарки могут взимать какую угодно плату, и это будет не противно закону.
43. Вменяем также в обязанность человеку, пробежавшему в зимний день четырежды по двадцать миль, к семи часам вечера испытывать жгучую жажду.
44. Склонных к водянке можно законно излечить, если бы только лекари знали, как это сделать.
45. Мы также приказываем и объявляем, что, если не будет достаточного количества бурь, хлебцы за два пенса следует продавать в Уайтчапеле по одному пенсу.
46. Книги Чосера постановлением нашего парламента следует сегодня рассматривать как наимудрейшие и остроумнейшие, ибо столько в них разбросано, а лучше сказать, рассеяно умных мыслей, что и мелкая блоха не проскочит без их комментариев.
47. О, какие жуткие неурядицы ожидают женщин, перешагнувших порог четырежды по двадцать да еще десяти лет! Ибо те из них, кто имеет больше зубов, чем в состоянии использовать, умрут от старости, разве только не выживут они каким-нибудь чудом.
48. Считаем мы также необходимым, чтобы те, кто имеет два глаза во лбу, могли бы время от времени спотыкаться. Те же, кто не знает ни чтения, ни письма, могут столь же смело нарушать клятвы, как и те, кто грамоте обучен.
49. Законом допускается, что составители альманахов могут больше уделять внимания разным басням и выдумкам, нежели правдивым историям.
50. Те же, кто выходит в море, не прихватив с собой запасов, имеют полное право умереть с голоду.
51. Подобным же образом полагаем мы, что любой человек имеет право носить при себе больше золота, чем железа, если только сумеет он столько раздобыть.
52. Те, кто склонен к унылости духа, особенно если это женщины, должны быть весьма осторожны. Ибо если они слишком горько оплакивают свои тайные грехи, то могут оказаться на небесах во время родов.
53. Поэтому следует девицам самим смотреть за тем, как именно они ложатся на спину, чтобы не подцепить себе сороканедельную благодать.
54. Когда случится кому жениться на сварливой карге, а потом, по счастью, ее похоронить, должен он крайне осмотрительно ввязываться в новые чулочные сети.
55. Далее, тот, кто богат, должен по закону иметь много друзей. Тот же, кто беден, может надежно хранить свои деньги, если только сумеет их добыть честным путем.
56. Повелеваем мы также, чтобы те, у кого нет совести, не старались бы в своих делах чрезмерно, а то они могут умереть, сделавшись должниками дьявола. Что же до остальных, то те, у кого денег больше, чем им самим нужно, могут, имея на то желание, помогать своим срседям.
57. Законным полагаем мы для тех, кто страдает от ревматизма, пить холодное питье. Те же, кто поставил себе целью обогащать докторов, никогда не должны оставаться без болезни.
58. Солдаты, если они не имеют шанса обеспечить себе процветание честным делом, должны по закону принимать каждое утро по унции сахарного сиропа. Если и это средство не поможет, то следует им, как мы полагаем, четыре раза в год рыбачить на равнине в Солсбери.
59. Далее, для усиления и процветания всеобщей глупости полагаем мы необходимым, чтобы те из наших дорогих друзей, кто принес клятву верности в своем служении женским прелестям, учредили для себя такой порядок. В день праздника полагается как следует принарядиться и отправиться на прогулку. И если между собором Св. Павла и Стретфордом не повстречается тебе ни одна прелестная девушка, то положено тебе купить для себя новый атласный наряд.
60. Что же касается наших любимых друзей-ученых, такое мы им оказываем благорасположение, что дозволяем на обед питаться лишь своим умом. И если станут они исправно платить хозяйке, то ничего страшного, если и наедят на кругленькую сумму.
61. Лучшим средством для отмороженных пяток следует считать молоко любимой, равно как чашку белого вина перед сном — первейшим лекарством от ревматизма.
62. Те, кто весной болен, имеют полное право принимать лекарство, те же, кто мерзнет, могут, не преступая закона, надеть на себя что-нибудь потеплее.
63. Чтобы ноги не устали от долгой ходьбы, в дальние поездки следует отправляться верхом на лошади. И более прилично ходить в рваных чулках, нежели вовсе босиком.
64. Некоторым законом дозволяется быть тощими, раз уж они не в силах потолстеть.
65. Некоторым следует любить говядину, ежели они не признают никакого иного мяса. Другие же, по своему вкусу, могут к обеду добавлять еще к мясу яйцо, а в вечернюю трапезу — лакомиться телячьей лопаткой.
66. Тем, кто испытывает нужду в деньгах, позволяется быть печальными, а также влюбляться во вдов, скорее ради их богатства, нежели честности.
67. Необходимо также, чтобы некоторые с подозрением относились к тому, чем их жены занимаются дома, поскольку сами они, выходя за порог, позволяют себе вольности.
68. Некоторые люди любят кегельбан больше, нежели церковную службу.
69. Самое важное состоит в том, что около полуночи сон ваш будут смущать привидения в передниках.
70. Для тех, кто женится, не имея на то средств, окажется вполне законным, если им нечем будет прикрыть в кровати свою наготу, те же, кто исключительно преуспел в трате денег, умрут в нищете.
71. Полагаем мы законным, что если кто женится ua сварливой карге, то его голова будет разбита четырежды в год — столь же часто, как он вносит плату за жилье.
72. Те же, кто получает удовольствие от тонкости обращения, может по закону начинать играть с валета. Тому же, кто растратил все свое мужество и доблесть, разрешается по постным дням кушать баранину.
73. В заключение, поскольку следует соблюдать десять заповедей в искусстве ругани и перебранки, мы смиренно покидаем пир герцога Хамфри и отправляемся в часовню дурных советов. Где, вооружившись парой кварт отличнейшего табака из Тринидада, мы сможем противостоять пушечному обстрелу железных языков и уберечься от нападок сэра Джона Придиры. Vale, дорогие друзья, покидаю вас до следующих встреч.

Показательное разоблачение самых отвратительных обманов и шулерства при игре в кости, другие хитрости игры: Полезное руководство для всех молодых джентльменов и прочих честных граждан
Любезный читатель, когда ты будешь держать в руках эту книгу, написанную для того, чтобы изобразить во всей правдивой полноте бесчестные уловки, к которым прибегали и, весьма вероятно, еще будут прибегать в заведениях, где практикуется игра в кости, не думай, что написанное здесь призвано опорочить или обидеть честных людей. Цель этой книги — обличить тех, кто под яркой и притягательной завесой дружбы стремится вовлечь многих молодых джентльменов в свои сомнительные махинации. А также научить тех, кто еще не вкусил сего горького угощения и не попался на хитрую наживку (которой все прельстившиеся рано или поздно поперхнутся), избегать опасности благодаря знаниям о неблаговидных порядках и весьма искусных приемах, с помощью которых обманщики заполучают в свои сети новую добычу. При помощи этой книги вы увидите как в зеркале, к каким плачевным последствиям может привести это занятие некоторых очаровательных джентльменов, которые из-за недостатка знаний склонны приписывать свои несчастья невезению. Пояснив в нескольких словах, с какой целью, раскрываемой далее на этих страницах более подробно, была написана эта книга, я прощаюсь с вами.

Собеседники Р. и М.
Говорит Р.: — С того времени прошло уже около двадцати дней. Как-то раз я неспешно прогуливался в церкви Св. Павла, ожидая своих знакомых, с которыми должен был встретиться, когда заметил, что мимо меня прохаживается один джентльмен, разодетый в шелковые одежды, расшитые золотом и изукрашенные каменьями, в сопровождении трех или четырех слуг в ярких ливреях. Я посматривал на него с благосклонностью, давая тем самым понять, что мне приятен его облик, в особенности же его наряд. И он тоже, проходя мимо меня, всякий раз бросал на меня полные значения взгляды. Не хмурился, как будто затаил какое-нибудь зло или же презрение в мой адрес. Скорее по его взглядам можно было заключить, что я ему чем-то весьма понравился и он был бы не против завязать знакомство, если бы нам представилась такая возможность. И пока я размышлял, как следует мне понимать его поведение и что он за человек, — вам ведь известно, какова человеческая натура в делах подобного рода, сколь мы любопытны, особенно если дело касается проявленного к нам внимания, — он повел со мной разговор, чем, признаюсь, несколько меня разочаровал. «Сэр, — сказал он, — сдается мне, что нас привели сюда схожие обстоятельства, ибо вот уже более получаса, как вы ходите взад и вперед в полном одиночестве, и иногда ваше лицо становится таким печальным и грустным, будто вас снедают тайные страдания, а одиночество вы больше не в силах переносить. О себе же могу сказать, что, хотя и сохраняю внешнее спокойствие, вовсе не испытываю его в душе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19