Философия - главная    Психология    История    Авторам и читателям    Контакты   

Философия



М.: — С честными — никогда. С теми же, кто не чурается взяток и вообще склонен потворствовать и нашим и вашим, у них очень много общего. Как и с теми, кто отступился от честной жизни, отошел от тягот и трудностей добродетели, дабы окунуться в нежную мягкость беспечной праздности и ловкого обмана, приносящего неплохой доход. Ибо легкая и богатая жизнь — вот к чему они стремятся превыше всего. Дорасти до подобной жизни, воспользовавшись честными и порядочными путями, им даже не приходит в голову. И получается так, что и словам они стремятся придать новый смысл. Закон, или право, к примеру, в своем главном и непреложном смысле, означает распорядок, принятый честными людьми и призванный помогать обществу в преодолении и подавлении любых проявлений порока. Эти же пройдохи все поставили с ног на голову и словом «право» именуют самые разнообразные грехи и проступки. Они так сильно переврали и исказили все понятия, что ученые слова — плод серьезной науки — превратились в подспорье для их изнеженных праздностью тел, в орудие разрушения, служащее во вред всем честным гражданам. Именно поэтому многим хитростям, плутням и обманам, придуманным лишь ради разорения добрых людей, дается имя закона, или права, призванного, как мы знаем, защищать честные порядки. Для сборища себе подобных они придумали название «хитроумного права». Есть также и другие названия, такие как «право большой дороги», «постельное право», «право ловкости пальцев» и тому подобное.
Р.: — Что все это значит? Ты изъясняешься на простом английском языке, так откуда же взялись все эти таинственные и непонятные обороты, от которых у меня уж в горле першит?
М.: — Горло твое здесь ни при чем. Но подумай сам, ведь у плотников, к примеру, есть множество разных слов, понятных их подмастерьям, но совершенно неведомых всем остальным людям. Также и у мошенников, не без причины, имеются свои секретные выражения. Ведь обман, если только его раскроют хотя бы однажды, уже никогда не достигнет своей цели. И тебе никогда не ухватить суть их ремесла, если я не познакомлю тебя с некоторыми из этих секретных выражений. Запоминай, что постельное право означает проституцию, право большой дороги — грабеж, а право ловкости пальцев — не что иное, как искусство карманников.
Р.: — Но зачем им все это? Что общего у мошенников с ворами и проститутками?
М.: — Тот общий принцип, что лежит в основе всего их сообщества. Ибо первое и наиважнейшее правило мошенничества — обманчивая наружность, и это правило находит свое применение повсюду. Искусство казаться, но не быть по своей сути. И поскольку ни один обман не может увенчаться успехом, если ему не сопутствует некоторая степень доверия, любой мошенник, возделывая свою ниву в надежде на богатый урожай, приложит все возможные усилия и старания, чтобы у честных и порядочных людей сложилось о нем доброе мнение. Кто лучше карманника умеет прикинуться простачком? А какая из женщин кажется столь пылкой и страстной, как обыкновенная шлюха? Вот почему, как я уже объяснял тебе, притворство и очковтирательство — основа основ для подобного народца. Так, произрастая из единого корня и питаясь из одного источника, все они тянутся к одной и той же цели, а именно к праздности и легкой жизни, завоеванной путем греха и насилия, путем пожирания плодов, добытых трудами честных людей. А различие между ними заключается лишь в конкретных средствах, которые они избирают для достижения своей единой цели.
Р.: — Я уже начинаю испытывать страх, слушая твой рассказ о том, что беспечные игроки столь тесными узами связаны с ворами и карманниками. Однако же прошу тебя, продолжай, мне хочется услышать, на какие еще хитрости они способны, если приглядеться внимательнее.
М: — Но я не обещал раскрыть тебе все секреты, не обещал сообщить так много, как ты сейчас просишь, ибо у всех этих пройдох и мошенников есть целая школа, где можно обучиться их ремеслу. И если бы мне вздумалось поведать тебе подробно о каждом хитром обмане, прикрытом завесой порядочности, о каждой гнусности, какую им приходится скрывать, мне пришлось бы затронуть столько разных тем и подозрительных предметов, сколько не наберется и скал на морском берегу в Милфордской гавани, которые защищают корабли от разъяренной стихии. Поэтому позволь мне прежде всего остановиться на тех предметах, какие мне лучше всего известны, а при всяком удобном случае по ходу рассказа я буду обращаться и к смежным темам, так чтобы у тебя составилось наиболее полное представление обо всех хитрых проделках, хотя, уверен, мне в своем рассказе не описать и половины. Начать с того, что любой мошенник станет открывать новичку тайны своего искусства лишь тогда, когда он этого новичка, в прошлом весьма состоятельного, обобрал до нитки и обрек на такое нищенское существование, что тот уже готов хвататься за любую самую грязную работу, готов перепахать любое поле голыми руками в надежде найти один завалявшийся грошик. И при этом он станет проявлять великое усердие. Ибо правильно говорит пословица: «Если бес попутал, нужды не избежать». И вот для богатого человека, которого попутал бес, нужда и нищета становятся последним прибежищем. Мошенник, выжав из своего незадачливого товарища все до последней капли, когда ясно, что более от него ничего получить не удастся, прибегает к этому весьма действенному средству и слегка приоткрывает для него завесу своего хитрого плутовского искусства. И если этот новичок, по счастью, окажется зорким, как орел, сообразительным и усердным в обучении, опытный мошенник быстро сделает из него своего коллегу, чтобы тем самым зарабатывать на нем еще большие деньги и вместе с тем чуть облегчить свою собственную нужду. И тогда, отведя новичка в какое-нибудь тихое место, мошенник приступает к своей главной цели, обращаясь к нему с такими словами:
«Я уверен, ты хорошо помнишь, при каких обстоятельствах мы с тобой впервые встретились. Как сильно ты проигрался как раз накануне того дня, когда мы познакомились, и какая малая польза для меня оттого что ты проводишь время в моем доме. И вряд ли ты забыл, с каким дружеским участием я входил всегда во все твои обстоятельства и делил с тобой и собственный дом, и слуг, и одежду. Теперь же я замечаю, что, движимый юношеской беспечностью и повинуясь детской недальновидности, ты, незаметно для меня самого, зашел так далеко в своем увлечении и так предался неразумной расточительности, что уже не в силах стоять на собственных ногах и распускать гордые паруса наравне с прочими, как это было ранее. Сам же я, хотя и весьма сочувствую твоему положению, не могу не сожалеть о том, что оно — результат твоей собственной беспечности, а также и о том, какие плоды этой беспечности тебе еще предстоит пожать в недалеком будущем. Во-первых, друзья твои — а они, как я слышал, весьма многочисленны и все люди весьма достойные — хором осудят тебя за твою небережливость, и ни один не захочет прийти тебе на выручку, чтобы наложить целительный пластырь на болезненные и кровоточащие раны, нанесенные нуждой. А во-вторых, поскольку судьба забросила тебя именно в мой дом, то причиной твоих несчастий объявят меня, тогда как я просто хотел наслаждаться твоим обществом. Меня будут клеймить и позорить, хотя мне-то достались всего лишь мелкие перышки из гнезда, уже разоренного другими. Вот по этим причинам, а главное — чтобы помочь тебе опять встать на ноги и зажить, как подобает джентльмену, кем ты и был еще» писем недавно, я хочу наставить тебя на путь истинный. И, следуя по этому пути под моим руководством, ты снова станешь желанным товарищем для приличных людей и тебе не придется бежать к своим друзьям с мольбой о помощи. Однако помни, что, если только станешь ты хитрить со мной, скрытничать и проявишь недостаточно верности и преданности (а ты, и заметил, склонен иногда быть себе на уме), уж будь уверен, не услышишь ты от меня ни единого слова о секретах ремесла, а будешь навсегда предоставлен собственной судьбе и наверняка окончишь жизнь в бедности и позоре».
Молодой человек, привыкший жить в довольстве и развлечениях, теперь лишился привычного уклада, поэтому он со смирением всецело предается в руки своего хозяина, клянется ему в вечной верности и сердечно благодарит за заботу и доброту. Тогда мошенник продолжает:
«Хотя твой опыт и невелик, я уверен, что ты прекрасно сознаешь, что жить достойно человек может лишь тогда, когда у него есть свои маленькие хитрости, свои скрытые от посторонних глаз уловки, помогающие ему удерживаться на плаву. Ты ведь не думаешь, что благородные джентльмены, живущие на широкую ногу в нашем жестоком мире, ограничены и своих доходах одной лишь рентой? А адвокаты с такой легкостью тратят немалые деньги вовсе не потому, что их заявления в суде короткие и ясные, а все их решения — одна лишь справедливость да чистая совесть. Или ты думаешь, что владельцы магазинов и лавок, приобретая свое заведение, тратили бы такие большие деньги, не рассчитывая в будущем и самим нагреть руки на обмане и воровстве? А купцы, что богатеют не по дням, а по часам, покупают титул и делают своих потомков джентльменами, разве они гнушаются обманом или подлогом, разве не способны они ради своей выгоды притушить свет в лавке, чтобы всучить какому-нибудь простофиле вовсе не то, что он хочет? Разве этих примеров недостаточно? Тот же, кто не изобрел для себя секретной поддержки, помогающей выжить, тот, кто всегда, как говорится, идет прямой дорогой, может благополучно идти по этой дороге от силы год или два, на третьем же году ему не избежать ям да ухабов, которые вскорости и приведут его к нищете и нужде. А посему мой совет тебе — не жалей ни сил, ни умения, старайся что есть мочи оказывать мне поддержку и помощь. У тебя, я знаю, обширные знакомства в здешних местах, и все твои товарищи живут в довольстве и достатке. Они к тому же хорошо понимают, как может однажды повезти в игре. Поэтому пусть лучше каждый из них получит небольшой урок, чем тебе прозябать всю жизнь в бедности. Ты поэтому должен повстречаться с кем-нибудь их них, однако таким образом, чтобы это выглядело как случайная встреча. Потом тебе не составит труда зазвать человека отужинать с тобой, и ты приведешь его сюда. А здесь уж, будь уверен, то или иное занятие придется ему по вкусу, и тогда кошелек его значительно облегчится, прежде чем он двинется в обратный путь. Я же выдам тебе некоторую сумму, чтобы ты чувствовал себя свободно, а потом поделюсь с тобой заработанным. Более того, дабы не оставлять тебя в неведении относительно средств, кои я применяю в своем деле, пойдем сейчас в мою комнату, и я преподам тебе полезный урок».
И вот мошенник достает большую коробку с костями и сперва обучает новичка лангрету.
Р.: — А это еще что такое, во имя Господа? Я слышал про шулерство при игре в кости, но такого изысканного названия ни разу еще не встречал.
М.: — Тем легче ты станешь жертвой обмана. Однако потерпи немного и не перебивай меня, и я распишу тебе удивительную картину самыми яркими красками.
«Слушай, — говорит мошенник своему ученику, — вот кубик, хороший и ровный на вид, однако же две грани, тройка и четверка, отстоят друг от друга дальше остальных, отсюда и название. И всегда получается так, что более длинная сторона при вращении тянет вниз, так что сверху оказываются шестерка, двойка или туз. Этим приемом пользуются в основном в novem quinque. И пока пара таких кубиков катается по столу, ни за что на свете не выпадет ни пятерка, ни девятка, разве что уж очень не повезет и кубик, зацепившись за какую-нибудь неровность или выбоину, упадет не так, как ему положено. Если этого не случится, можешь быть уверен, ни пятерка, ни десятка никогда не выпадут».
Р.: — Тогда получается, что выигрывает и обирает остальных всегда тот, кто первым бросает кости?
М.: — Так и есть, но это еще не все. Существует другой меченый кубик, известный под названием «плоская тройка», где этот номер является основным, благодаря такому приему тройка, или же четверть, всегда будет выпадать на одном из кубиков. И даже если другой кубик обычный, все равно этого достаточно, чтобы получалось пять или девять, и тот, кто бросает кости, теряет все.
«Поэтому, — так поучает наставник своего ученика, — необходимо хорошо знать свою плоскую тройку, и, пока этот кубик в игре, ты не должен ни под каким видом бросать кости сам. А чтобы не вызвать подозрения, я тоже буду играть, и тогда весь выигрыш попадет в твои руки».
Р.: — Но как же им удается этот меченый кубик вводить и выводить из игры?
М.: — На то есть свой хитрый прием, который называется «всучивание». Это не что иное, как шулерство, суть которого — держать меченый кубик незаметно в руке и выпускать его только в нужную минуту. Так что пока он сам или его партнер бросают кости, меченый кубик никогда не окажется в игре до тех пор, пока они не выиграют все, что захотят. В остальное же время плоский меченый всегда тут как тут, кроме разве что одного-двух раз, когда мошенники позволяют простофилям выиграть, подогревая их затухающую надежду на возможную удачу, чтобы у тех не пропал интерес к игре.
Р.: — Все это устройство представляется мне очень странным и необычным. У меня никак в голове не укладывается, как это можно держать в руке одновременно несколько кубиков, производить какие-то хитрые манипуляции и подмены, чтобы твою хитрость при этом не раскрыли?
М.: — Равно как и искусство фокусника представляется чем-то неземным, пока не узнаешь некоторых трюков. Но есть ли что-нибудь такое, что было бы неподвластно упорному труду? Конечно, чтобы овладеть приемом всучивания как следует, научиться подбрасывать меченый кубик незаметно и вовремя, да при этом еще не забывать считать деньги, требуются немалые усилия. Для этого нужна смелость и приличный опыт, хотя это всего лишь первый прием, коему обучается новичок. Продолжим, однако же, нашу тему. Если у новичка не хватает ловкости рук и зоркости глаза, чтобы правильно различить меченый кубик, когда тот вступает в игру (ведь умение приходит исключительно с тренировкой, и наш случай не будет исключением), то, чтобы хотя бы немного приоткрыть новичку завесу секретов ремесла и научить молодого петушка кукарекать на свой лад, старый плут может продолжить его обучение следующим образом:
«Ты, может быть, замечал, что грубые слова и ругань, а также клятвы, которые часто слышатся за игрой, отпугивают некоторых людей от того, чтобы делать большие ставки. На этот случай у нас есть специальное правило: главное — это сохранить компанию и продолжать игру, а если игре угрожает опасность, выражения можно немного и смягчить. Среди клятв, к которым мы прибегаем, нет особо торжественных. Мы клянемся только правдой, честью, солью или святым Мартином. При этом, подкрепляя свои слова такой клятвой, человек имеет в виду нечто прямо противоположное тому, что утверждает. Если, например, твоя очередь бросать кости и я тебе говорю, что надо ставить все, — это означает, что ставки, наоборот, надо делать очень маленькие. Или если, скажем, некая вещь принимается в заклад и я клянусь святым Мартином, что это чистое золото, надо понимать, что это обыкновенная медь. Тут как в старой поговорке: „Как запряжешь, так и поедешь". Поэтому усваивай хорошенько мои уроки, будь помягче с дурачками-простофилями, сделай так, чтобы тебя пригрели на своей груди. Потому что втереться к ним в доверие не так сложно, как постоянно это доверие поддерживать. Эти сосунки так слабы на голову, так непостоянны и ветрены, что нужны каждодневные усилия и старания, дабы заставить их плясать под твою дудку. Однако же, продолжая нашу тему, должен тебе сказать, что и молодых, и старых, попавшихся к нам в руки и не знающих премудростей нашего ремесла, мы называем кузенами, будто бы они — наша родня и мы сделаем для них все, чего только они ни пожелают. Вообще-то в этом и есть основная соль нашего искусства — надо делать все возможное, чтобы кузену было хорошо и чтобы ему хотелось играть и дальше. При этом надо всегда быть начеку и следить, чтобы не запахло жареным, ведь как только он почует какую-нибудь, пусть и самую маленькую, для себя опасность, он сорвется с крючка — и тогда поминай как звали. И всякий раз, как только ты начнешь обрабатывать кузена, ты должен представлять себе — и чем точнее, тем лучше, — сколько курочек у него в курятнике, то есть сколько денег у него в кошельке. А также крупные ли это несушки или же цыплята, то есть больше у него золота или серебра. И к какой игре он питает большую слабость, чтобы мы могли предложить ему то, что наиболее по вкусу, и приготовить для него самое лакомое блюдо. Потому что есть тысячи таких, кто, пожалев двухпенсовик для игры в девятку, в азарт способны проигрывать сотнями. Некоторые не захотят в кости и грошом рискнуть, а в карты способны спустить все до нательного креста. Поэтому надо быть готовым угодить всем. Что же касается меченых костей, их изготавливают и в Кингз-бенч, и в Маршальси (лондонская тюрьма для должников), но первейший их изготовитель — Бирд из Холборна. Советую тебе свести с ним знакомство, и пусть он изготовит для тебя парочку продолговатых костей разных размеров, один побольше, один поменьше, чтобы было с чем начинать игру, пока не разберешься, что у тебя получается лучше всего. Ты должен еще заготовить и все остальные разновидности меченых кубиков, чтобы, когда придет надобность, иметь под рукой все необходимое, например один кубик с утяжеленной двойкой, один — с облегченной двойкой, по одному также с облегченной и утяжеленной шестеркой и тройкой. Запасись и парочкой кубиков с неправильно размеченными гранями, они оказываются весьма кстати при игре в азарт. И хотя снаружи они самые обыкновенные, но с угла укреплены оловом или еще каким-либо твердым материалом и потому не менее полезны, чем любые другие. Далее, тебе также следует запастись всем необходимым для мам-шанса и пассажа. Нужен еще удлиненный кубик для чет-нечета, чтобы ощипывать клиентов по мелочи, на одну-две кроны или же на оплату обеда. Что же касается гард и щетинок на кубиках, они требуют хорошей подготовки, поэтому пока о них говорить рано. Стоит упомянуть еще облегченные насечки, половинки, противовесы и еще кое-какие хитрости, способные противостоять любой очевидной выгоде и применяемые для самых разнообразных целей. На сегодня, однако, достаточно. Я ввел тебя в курс дела и подсказал, каким инструментом тебе следует запастись, чтобы стать настоящим мастером. Как-нибудь на досуге я объясню тебе более подробно, как следует пользоваться всеми этими приспособлениями, пока же запомни лишь еще одну вещь. Если в игре участвуют ровно квадратные кубики, очень могут помочь зацепки. То есть если нижний кубик остановился, придавленный другим сверху, и мне выпадает шестерка, а тебе — десятка, смело ставь на этот кубик, а я сумею подцепить так, что всегда выпадет туз, двойка или тройка. И тогда я могу поставить на шестерку, но никогда — на десятку. Зацепки бывают разных сортов, но испанская справедливо считается наилучшей и вызывает меньше всего подозрений».
«Благодарю тебя», — отвечает тогда новообращенный, который полагает себя теперь так хорошо вооруженным, что хотя он еще и не готов обманывать других, но думает, однако, что вполне в состоянии защитить себя от любого плутовства и хитрости, предназначенных для вытягивания денег.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19