Философия - главная    Психология    История    Авторам и читателям    Контакты   

Философия


Но он не может понять, сколь многое осталось ему неведомым, сколько еще имеется уловок у хитрых мошенников, тягаться с которыми он сможет не раньше чем лет через пять.
Р.: — Как! Неужели существуют еще какие-то приемы, чтобы выбить человека из седла и вытянуть из него деньги? Неужели это еще не все?
М.: — Увы! Я всего лишь приподнял завесу. Это все равно что слегка пригрозить мальчишке розгой, чтобы он не заглядывался туда, откуда исходит для него опасность. Все, что я тебе рассказал или же что намеревался поведать, не имеет своей целью обучить тебя всем премудростям мошенников. Потому что с тем же успехом я мог показать тебе дорогу на Тайберн (место казни в Лондоне). Тебе следует так же хорошо разбираться в их плутнях и хитростях, как сапожнику в тонкостях кожевенной выделки. Он должен понимать, хорошо ли вымочена эта кожа, правильно ли обработана. И, по моему мнению, не следует одному человеку совмещать два различных занятия, то есть быть одновременно и сапожником, и дубильщиком, ибо во что тогда превратятся наши башмаки? Дубильщик будет хитрить в своей работе, а сапожник словами и уговорами прикрывать эту хитрость. Равно как не должен человек быть одновременно и придворным, для кого честная, умеренная игра не будет большим преступлением, и мошенником, который непременно, хотя и неявно, дерзко противопоставляет себя обществу. И пусть даже наш новообращенный, кого якобы приняли в свое заведение эти подпольные дельцы, окажется шустрым и сообразительным, освоит правильный способ обращения с мечеными кубиками и даже проведет две-три прибыльные игры на пару со своим хозяином. Пусть он будет так остер на язык и проворен мыслью, что с легкостью научится выуживать у кузенов все до последнего гроша. Стоит ему лишь раз проявить недостаточно рвения в поисках кузенов, чуть загордиться своими новыми успехами, отыграть в удачном пассаже кое-что из прежде утраченного, как хозяин дома, его благодетель, не преминет тайно обратиться к некоему третьему лицу. Обычно таким лицом оказывается тот, кто охраняет покой всей компании. И хозяин поведет с ним приблизительно такой разговор:
«Знаешь, есть в моем доме один молодой человек, кто в свое время был великолепным кузеном, пока мы не выкачали из него все до последнего гроша. Теперь же — ума не приложу, каким образом, — он кое в чем разобрался, а в разговоре усерден сверх всякой меры. Весьма прилично он разбирается в лангрете. Я неплохо поживился за его счет, это продолжалось весь последний месяц, потому что у него обширные знакомства и люди в основном из западной части, все больше состоятельные. И вот поначалу он всякий день поставлял нам отличнейших толстосумых кузенов. Хотя он и был не пригоден ни к какому настоящему делу, я поступал с ним честь по чести и за его услуги отдавал ему положенную долю прибыли, чтобы он и дальше старался изо всех сил, приводил к нам кузенов и запудривал им мозги разговорами. Но вдруг он непомерно возгордился собственными успехами, купил себе новую цепь, приоделся и обзавелся иным имуществом, и мне уже не удается выгнать его на промысел. „Поработай-ка сам, поищи своих кузенов, — заявляет он мне, — а не то отдавай всю добычу". И понимаешь, ничем его не пронять, а по-моему, как раз приспело время поучить его уму-разуму, пусть маленько похудеет да сбросит жирок, который нарастил за прошедший месяц. Вот тогда сукин сын попляшет. Пусть тогда погоняется за каждым кузеном по всей округе. Ты должен появиться как новый человек и как следует его обработать за столом. Если есть в чем недостаток, говори, поделюсь с тобой парой кубиков, точно таких же, какими пользуется он сам».
Р.: — Неужели меж ними не осталось ничего святого? Разве не могут эти пройдохи, сговорившись вместе плутовать и мошенничать, быть честными хотя бы друг с другом?
М.: — Никогда в жизни! Разве не предупреждал я тебя в самом начале, что обман — вот их главный принцип и краеугольный камень всего мастерства? А ты хочешь, чтобы они отступились от своего единственного закона и нарушили первейшую заповедь профессии. Нет, они всегда сохраняют верность своим правилам. А если все прочие хитрости уже испробованы и оказались неудачными, посмотри, как каждый из них старается тут же, на столе, прикарманить деньги, подвигая их к себе фут за футом, сколько удастся, а потом запихивает их по чулкам, и чем больше, тем лучше. Когда же они приступают к дележу добычи и оказывается, что они недосчитываются денег, проигранных кузеном, какой поднимается крик, какие звучат клятвы и заверения, как один обвиняет другого в нечестности, будто хоть кто-то из них знает, что такое честность. Что еще добавить про их гнусные препирательства и дрязги? Если бы они были столь же щедры на милостыню, как на брань и склоки! Такие бури, однако, бушуют лишь при закрытых дверях, и оканчиваются они весьма часто дракой. Тот, кто сильнее, отбирает добычу, не гнушаясь и сорвать одежду с побежденного, чтобы ему не удалось скрыться с деньгами и чтобы он впредь не поддавался корысти.
Р.: — Значит, мне смешно надеяться отыграть свои деньги в этой компании? Если во всей их шайке 164
они друг другу не верят, что говорить обо мне, новом среди них человеке? Мне не удастся найти среди них никого, кто был бы со мной честен.
М.: — На этот счет могу посоветовать тебе вот что. Никогда не заговаривай об этом с ними, но всегда твердо помни, что все их усилия тебя развлечь и доставить тебе радость имеют своей целью лишь одно — заставить тебя вступить в игру, а потом выжать все до капли. Ничуть не лучше и притворство хозяина, когда он играл с тобой в паре и, будто бы случайно, проигрывал и свои, и твои деньги.
Р.: — Тогда получается, что мне вовсе нельзя делать никаких ставок в азарт, а если рисковать, то придется все время сомневаться и подозревать остальных участников игры.
М.: — В этом нет никаких сомнений. Зараза шулерства распространилась так широко и повсеместно, что мошенники уже свили себе гнезда во всех уголках, так что спокойно можно себя чувствовать лишь тогда, когда от компании игроков бежишь, как от полчища скорпионов.
Р.: — Я уже получил хороший урок на эту тему. Однако в начале нашего разговора ты наравне с игрой в кости упоминал и карты, будто бы они следуют рука об руку, как старые приятели, как кони в одной упряжке. Скажи, и в картах столь же много хитростей и шулерства, как и в игре в кости?
М.: — В общем-то, я не стал бы делать между ними большого различия. Мошенники так набили руку в шулерстве при раскладе и сдаче карт, что, в какую бы игру ты ни играл, все равно обречен на неудачу. Если двое решают одурачить третьего, устроить такой обман можно значительно легче, чем если бы они сражались один на один, ведь способов обмана существует великое множество. Некоторые играют на острие, другие помечают карты ногтем или же оставляют на них едва заметные чернильные пятна. Кое-какие трюки придумали испанцы, их превзошли итальянские изобретатели, при помощи их уловок наши хитрецы выигрывали немалые суммы. Доморощенные мудрецы, однако, сумели опередить в плутовстве и шулерстве и тех и других. Сдавать с козырей, сдавать с джокера и тому подобное — все это дает большие преимущества, так же как и сдавать с неиграющей карты снизу и сверху. Можно еще вытягивать карты из отыгранной колоды, если к тому располагают условия игры. Играя в западню, они заранее договариваются о том, когда выигрывать, а когда проигрывать. Слышал я и еще о кое-каких приемах, — например, кузена сажают спиной к большому зеркалу, в которое игрокам напротив отлично видно, какие карты у него на руках. Еще в шулерстве помогают те, кто сидит рядом просто так, не участвуя в игре. Этот прием, как мне кажется, за последнее время значительно усовершенствовался. Игрок много проиграл в компании шулеров и, в конце концов, сделался до того подозрителен, что не мог терпеть рядом с собой никаких зрителей. И тогда мошенники придумали новую уловку. Рядом с игроком сажали женщину с шитьем, которая определенными движениями своей иглы должна была подавать мошенникам знаки о том, какие карты у игрока.
Я привел тебе лишь несколько примеров из поистине бесчисленных способов обмана, но вывод, я думаю, напрашивается сам собой — если решаешься играть, значит, согласен на проигрыш.
Р.: — Сдается мне, что когда бы ни решился человек сыграть в азартные игры, весьма и весьма вероятно, что он окажется в проигрыше. Много, однако, есть и таких людей, кто относится к игре с большим подозрением и сдержанностью и ни за что на свете не возьмет в руки карты. Другие же воздерживаются по той причине, что не обладают знаниями и умением и необходимой хитростью.
М.: — Согласен, что есть и такие, однако же не помню случая, чтобы мошенникам попался такой твердый орешек, которого не удалось бы склонить к тому или иному из их шулерских «прав». Поэтому, принимаясь за нового кузена, они изо всех сил стараются понять, что он за человек, в чем его слабости и каковы склонности. Если окажется, что он питает пристрастие к женскому обществу, на него поведут атаку постельным правом. И уж не сомневайся, что все потаскушки в округе — это близкие приятельницы наших мошенников. А значит, им не составит ни малейшего труда подобрать для нашего страстного рыцаря какую-нибудь подружку в любое время дня и ночи. Весьма вероятно, что наш кузен порастратит тогда свои украшения, кое-что из одежды и тому подобное. А нежная дама отблагодарит его поцелуем. Потом же попросит сделать для нее небольшую ставку в игре — двадцать — двадцать пять крон, не больше. «Ты не представляешь, как иногда женщинам везет!» — станет говорить она. Если же он откажется, Боже праведный, как она будет гневаться и возмущаться! И согласится на примирение лишь в обмен на новое платье или же отрез шелку, какую награду она обычно получает от хозяина дома да от его помощников-головорезов, которым суть дела излагается впоследствии. Да, скажу тебе больше. Если окажется так, что кузен предпочитает непользованный товар, но возгорается страстью при виде девственности, можешь не сомневаться, в течение часа ему смогут предоставить огромный выбор подходящих претенденток. Они способны устроить все так, что и последняя шлюха окажется юной девицей, как будто она ни разу в жизни не переступала порога публичного дома и не открывала мужчине свою страстную дрожь. Тайну сего превращения ты без труда поймешь, когда выслушаешь одну историю, свидетелем которой был я сам.
Один молодой джентльмен, весьма сластолюбивый, возжелал девственницы, чтобы утолить свою страсть. За этим он отправился к сводне и пообещал ей хорошее вознаграждение, если она выполнит его желание к следующему дню. Он объяснил ей, что невинность ценит превыше красоты, но если случится так, что девушка будет обладать обоими этими качествами, то это доставит ему еще большее наслаждение и, соответственно, возрастет плата, которую она получит. Эта старая сводня решила исполнить его желание в точности. А в ее доме жила одна разрисованная и жеманная шлюха, невинности у которой было не больше, чем у трижды ожеребившейся кобылы. И вот сводня отправилась поутру к аптекарю, в лавке которого купила полпинты сладкой водицы, обычно называемой серной водичкой или же спеканкой. А по дороге к себе она зашла в дом одного джентльмена с намерением навестить его повара, своего старинного приятеля. Но не успела она еще и ступить на порог кухни, поставить на стол стакан с водой, чтобы хорошенько обогреться перед очагом, как повар уже схватил ее в объятия. И пока они боролись, больше чтобы соблюсти приличия при свете дня, нежели по иным, более тонким и чувствительным мотивам, стакан опрокинулся, и водичка разлилась. «Ох несчастье!» — воскликнула женщина. «Успокойся, — утешал ее повар. — Пойдем пока в хлебную кладовую, позавтракаем, а потом я куплю тебе новый стакан и заплачу за то, что в нем было». И они ушли с кухни. А мальчишка-поваренок, отглотнув из стакана остатки, пришел в такой восторг от сладости водицы, что слизал со стола пролитую жидкость, а потом еще умылся последними каплями, стекавшими на пол. Вскоре после этого жидкость быстро высохла от жара печи, и на лице мальчишки образовалась твердая корка. Повар, воротившись в кухню, обнаружил, что грудка каплуна, жарившегося на вертеле, сильно подгорела. Он уже схватил было палку, чтобы примерно наказать зазевавшегося поваренка, но, по счастью для мальчишки, успел бросить взгляд на его лицо. Тут-то повар и заметил, что и губы, и глаза у того так сильно слиплись, что он не может ни смотреть, ни открыть рот, чтобы произнести хоть слово. Пораженный столь внезапной переменой, повар стал носиться по всему дому и кричать, что в мальчишку вселился дьявол, поскольку он потерял и зрение, и дар речи. И вот обитатели дома по очереди прибегали посмотреть и подивиться на невиданное превращение. Бедняга промучился не меньше часа, пока один добрый человек не подсказал, что следует смыть крахмал горячим бульоном из телятины, — и тогда глаза у него широко распахнулись, а рот раскрылся ничуть не хуже, чем раньше.
Р.: — Весьма интересное чудо, к тому же легко осуществимое. Если так просто вернуть невинность, что же удивляться, что в Лондоне невинных девиц можно найти несметное множество. Но прошу тебя, продолжи свою мысль: если человек не интересуется шлюхами, к каким еще уловкам прибегают мошенники?
М.: — Их уловки бесчисленны, я не сумею назвать и половины, приведу лишь самые известные. Если на дворе зима и время маскарадов, они, кто при»сяком удобном случае старается сэкономить, легко пускаются на довольно серьезные траты. Прежде всего они запасаются подходящим маскарадным нарядом, а потом приглашают гостей к ужину. В основном людей, имеющих некоторое положение в обществе, таких, кому было бы приятно в компании друг друга, или же таких, кто, как они полагают, не будет чересчур щепетилен и с легкостью сделает ставки в мам-шанс. И таким образом они, по крайней мере, отыграют стоимость своего ужина, а может быть, возьмут фунтов двадцать и сверх того. И что бы ни думали об этом большинство людей, я твердо уверен, что более половины веселых лондонских маскарадов устраиваются именно с такими целями, когда мошенники стараются тем или иным способом одурачить и обворовать подданных его величества.
Существует еще одна ловкая подлость, которая по хитрости исполнения и изощренности выдумки далеко превосходит все остальные мне известные. Она называется «законом Барнарда». Для осуществления этого плана требуется по меньшей мере четыре человека, каждому из которых предписывается своя, строго определенная и сложная роль. Первый, заводила, обладает самыми разнообразными талантами и умениями, путем долгой и упорной тренировки он обучился искусству втираться в доверие и навязывать свое знакомство и общество самым разным людям. Зайдет ли речь о законе, он тут как тут. Мгновенно приведет множество примеров самых разнообразных разбирательств и процессов в судах по всему королевству. Стоит лишь заговорить о выпасе скота и хлебопашестве, как он уже в центре беседы, ибо кто же лучше знает самые плодородные пастбища, а также пути и способы продать урожай с наибольшей выгодой и миновать все подводные камни рыночных скачков цен. И так по любому предмету; даже если вы заговорите о ремесле чистильщиков обуви, он знает лучше всех, какие именно ботинки для них предпочтительнее, так как приносят больший доход, и почему именно эти, а не другие. Мошенник всегда сумеет повернуть разговор таким образом, что вскоре обнаружится, что он — ваш земляк, и это еще самое малое. А возможно, и родственник, какой-нибудь троюродный племянник, или же родственник со стороны жены, или, в общем, кто-то из семьи, если, конечно же, вы не слишком превосходите его по происхождению. Когда вы наконец произносите, что рады такому знакомству и вам приятно его общество, на этом его роль заканчивается, и он уступает место главному персонажу, а именно Барнарду. Имеется в этой компании и еще один персонаж, который выдает себя за помещика и выступает под кличкой Рифмоплет. И хотя быть хорошим заводилой, человеком, сведущим во всех делах, — дело весьма непростое, хитрость и ловкость Барнарда настолько превосходят таланты заводилы, насколько неверное мерцание зимних звезд уступает сиянию летнего дня.
Роль Барнарда начинается с того, что он нетвердой походкой вваливается в заведение, изображая зажиточного крестьянина, новичка в этих краях, не имеющего ни души знакомых, который приехал сюда на рынок со своим товаром и так напробовался мальвазии, что и двух слов связать не может. Он так беспечен и свободен в средствах, что с легкостью вышвыривает на стол сотню-другую золотых и, отойдя чуть в сторону, заказывает себе кружку эля с такими словами: «Господа, простите мне мою дерзость, что я поднимаю свою кружку за ваше здоровье!»
Тем временем Рифмоплет, изображающий джентльмена, подходит к вам и усаживается рядом, желая вместе посмеяться над выходками пьяного крестьянина. Между этими двумя все очень тщательно продумано и тонко рассчитано, так что вдруг откуда ни возьмись появляется пара потертых карт, и Барнард принимается обучать Рифмоплета новой игре, за которую он сам заплатил пару кружек эля тем же вечером, не более двух часов назад. Первая ставка — пиво, потом играют на два пенса, потом ставки начинают расти. Короче говоря, все заканчивается тем, что даже самый стойкий, самый крепкий орешек, всю жизнь не бравший карт в руки, оказывается рано или поздно не в силах отказаться занять место Рифмоплета. Игра вскоре поворачивается таким образом, что он теряет, все свои деньги, будь это хоть сотня фунтов. И вот когда дело сделано, кузен начинает возмущаться и грозить, что этот пьяный пройдоха не получит от него ни цента, тогда в дверях появляется следующий персонаж — затируха. Он достает нож и по самому ничтожному поводу затевает ссору с конюхом, с буфетчиком или еще с кем-нибудь. И пока вся компания собирается поглазеть на их драку, Барнард потихоньку улепетывает и скрывается где-нибудь в заранее условленном месте. Там он и поджидает остальных из своей шайки, чтобы поделить добычу.
Если же случается так, что все эти уловки применить невозможно, кузена ведут на какое-нибудь шумное зрелище или на медвежью травлю — короче говоря, туда, где собирается множество народу. И там, стараниями прилежного ученика Джеймса Элиса, его кошелек будет срезан, а денежки украдены. И наконец, самое последнее средство, к которому прибегают мошенники, — это услуги их жадных сотоварищей по праву большой дороги. Они стаскивают с кузена одежду, связывают его и грабят, отбирая все до последнего гроша. Так что уж лучше было ему поддаться на их уловки с самого начала, заткнуть добычей их жадные рты, чем держаться так долго, чтобы в конце концов тебя ободрали как липку, обрили, как безмозглую овцу, и бросили одного на дороге, вдали от друзей, добираться до которых придется босиком по проезжей дороге и просить по пути милостыню на пропитание.
Р.: — Да, нечего сказать, удивительные способы зарабатывания денег. Однако ведь рано или поздно все они ведут к плачевному концу.
М: — Понимаю, что ты имеешь в виду. Ты полагаешь, что подобные людишки оканчивают свою жизнь на Тайберне или же у святого Томаса из Уортингса, но это происходит далеко не так скоро, как можно было бы предположить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19