Философия - главная    Психология    История    Авторам и читателям    Контакты   

Философия


Порок, которому ты столь сильно подвержен, — это пьянство. Пьянство — мать всех злодеяний, источник грязи, корень всякого мошенничества. От пьянства отказывает голова, притупляются чувства, разрушается совесть. Пьянство — пожиратель времени и добровольное безумие, оно несет с собой позорную слабость и отвратительные манеры. Пьянство — проклятие всей жизни. Пьяница отвержен Богом, забыт ангелами и избегаем людьми. Но хотя Богу, людям и ангелам пьянство так отвратительно и постыдно, хотя оно и разрушает твою душу, тело и все существо, проще вырвать палицу из руки Геракла, нежели отвратить тебя или тебе подобных от этого грязного порока. Предприми я или кто-нибудь другой подобную попытку, ты будешь упрямиться и упираться изо всех сил, как та собака, что никак не может отойти от собственных нечистот. Я твердо придерживаюсь такого мнения, потому что отлично вижу, что это удовольствие стало для тебя превыше всех прочих возможных удовольствий.
Я вспоминаю теперь одну историю, которая может оказаться вполне подходящей для такого случая. Как-то раз один достойный джентльмен повстречал на дороге здоровенного детину, просившего милостыню. Джентльмен начал его попрекать, говоря, что он, такой молодой и здоровый, должен не побираться, а работать или же поступить на службу, если бы только была у него приличная одежда.
«Истинно вы говорите, сэр, — отвечал ему нищий, — но не так-то легко такому бедняку, как я, купить себе хорошую одежду».
«Пойдем со мной, — предложил ему джентльмен, — я справлю тебе одежду, и ты поступишь ко мне на службу».
«Сэр, — ответил нищий, — в соседней деревне, что лежит не далее чем в восьми пенсах отсюда, у меня есть вполне приличный костюм, и, если вам будет угодно отвезти меня туда, я буду вам чрезвычайно признателен и отплачу доброй службой».
Джентльмен отвез нищего, куда тот ему указал, и очутились они в пивной. Детина попросил джентльмена спешиться и войти вместе с ним внутрь. Джентльмен уселся за стол, счастливый и довольный, и стал ждать, когда его спутник попросит принести свой костюм, чтобы за него можно было заплатить. Нищий же подозвал хозяйку и сказал ей:
«Хозяйка, неси сюда мою рубашку».
И она принесла ему кружку темного эля, которую он выпил.
«А теперь, — продолжал он, — неси мне камзол».
И она принесла ему еще одну кружку эля. Он выпил и эту.
«Теперь — мои бриджи».
И он выпил следующую кружку.
«Неси мои чулки и башмаки».
И хозяйка принесла ему еще две кружки эля, которые он тоже выпил.
«Теперь — шляпу и плащ».
И она принесла ему три кружки эля. Выпив и этот эль, нищий сказал:
«Джентльмен, вот тот костюм, о котором я вам говорил, и теперь, когда он наконец со мной, я чувствую, что стал красивым и нарядным, не хуже самого короля».
Джентльмен улыбнулся, уплатил за выпитый эль и удалился.
Так и подобные тебе, какие бы выгоды ни сулила вам жизнь, вы ни за что на свете не откажетесь от пьянства. И будущее у тебя такое: ты истратишь все свои деньги и так глубоко влезешь в долги, что весь твой кредит по уши уйдет в землю, и, если только ты не откопаешь его живой наличностью, хозяйка пивной выставит тебя за дверь без всяких разговоров. Жена пожелает твоей смерти, друзья станут тебя стыдиться. Враги будут торжествовать. Трезвые люди будут избегать твоего общества, тело твое подвергнется болезням. В кошельке своем ты никогда не сможешь найти ни пенса, ни клочка одежды у себя на спине. Ни один человек не доверит тебе никакого серьезного или тайного дела. И в конце концов ты умрешь в грязной канаве или же в тюрьме. Если тебе нравится такое будущее, продолжай свою жизнь в том же духе, но если ты выберешь другой путь, то и судьба твоя изменится.
Пьяница, который начал мало-помалу приходить в себя, отступил назад, изрядно протрезвевший. А Насмешник тем временем вновь устремился к воротам.

К прорицателю является бравый курильщик. Насмешник описывает его внешность
— Кто там? — спросил Фидо.
— Сэр, — заговорил Насмешник, — не могу сказать в точности, но мне кажется, что он собирается сыграть нам какую-то веселую песню, потому что из кармана у него торчит множество свирелей. Вот он вытаскивает из коробочки кусочек трута и кремень и принимается за дело. Похоже, у него в горле горит огонь, потому что изо рта клубами вырывается дым. Надо бы плеснуть ему на бороду водой из таза, как бы не загорелась. Вот он берет в рот какую-то ужасную штуку, он задыхается, кашляет и бледнеет, и, видимо, во рту у него отвратительный вкус, потому что он постоянно плюется. Ну и тело у него, будто кувшин насажен на палку! Еще немного, и он рассыплется в прах прямо на нашем крыльце. Как он кашляет и вздыхает, сколько выпускает из себя дыма!

Что сказал Умник о курильщике
— Имей терпение, Насмешник, он еще только завтракает, пребывая на небесах или, точнее сказать, в преисподней. Думается мне, что и пять дымоходов не смогли бы произвести столько дыма, тумана и облаков, сколько вырывается у него изо рта и ноздрей. И лучше бы жить между двумя пивоварнями, нежели поблизости от его жилища. По мне, предпочтительней сунуть голову в отхожее место, чем отважиться войти в его покои. И лучше стоять на страже у горы нечистот, чем хотя бы с расстояния сорок футов уловить его дыхание. А для него самого, однако же, подобные неудобства — это вкус и цвет всей жизни, ими дорожит он больше, чем любовью самых лучших женщин. Проснувшись поутру, он дымом прочищает горло; плотно отобедав среди дня, он закусывает дымом на сладкое, дымом он полдничает, тот же дым для него — приятный горячий напиток на ночь. Ни прогулка, ни беседа не милы для него, если он не курит. Нет, скорее он расстанется со своими внутренностями, чем откажется от трубки. Заложит последнюю рубашку, чтобы только насладиться курением. Короче говоря, он сам разрушает свою силу, портит красоту, притупляет мозги, ослабляет память и убивает аппетит. Вот его точный портрет — портрет беспечного курильщика.

Речь Фидо, обращенная к курильщику, в которой он предсказывает его будущее
— Сэр, — обратился к нему Фидо, — наилучший совет, какой мне следует дать, это чтобы вы отвратились от курения табака. Однако же сия привычка столь сильно подчинила вас себе, что, боюсь, развязать этот узел мне окажется не по силам. Однако же позвольте сказать, что курение есть вдыхаемый яд, быстро сокращающий жизненные годы, обрывающий нить раньше срока, прежде чем она успеет до конца размотаться. Курение иссушает дыхание. Такие как вы тем не менее твердо уверены в обратном. Вы полагаете, что курение — это средство от всех болезней. Подайте вам табаку, а доктор может идти своей дорогой. Хотя бы табак и в самом деле был лекарством, как вы утверждаете, но ведь никакое лекарство нельзя принимать во всякое время и постоянно, не делая перерыва. Не бывает такого, чтобы одно и то же лекарство одинаково излечивало бы все болезни, подходило бы всякому человеку независимо от его возраста и сложения. На самом же деле табак подобен яду, который Цирцея подсыпала воинам Одиссея, отчего они превратились в свиней. И вот эта, как вы считаете, не имеющая цены трава так сильно опьяняет тех, кто к ней пристрастен, что они, подобно свиньям, валяющимся в грязи, все глубже и глубже погружаются в трясину собственных чванливых заблуждений на тему ее полезности. И так крепко укореняются в них эти заблуждения и чванство, что ни доводы рассудка не способны на них повлиять, ни печальный опыт ближнего, извлеченный из этого пристрастия, не может заставить их отступиться. Не стану отрицать, заблуждения и пустые надежды способны иногда творить чудеса, но они не в состоянии искоренить чванливость. Слыхал я о человеке, который, поддавшись неразумному тщеславию, вообразил себе, что нос у него размером с небольшую башенку и что одним только своим видом он способен изгонять дьявола. Так же и вы, руководствуясь непомерным тщеславием, приписываете многие славные и чудодейственные свойства своему индейскому зелью, полагая в нем тончайшую и мудрейшую из всех философий. Толстяка, по вашему мнению, оно сделает стройным, худому же, наоборот, придаст крепость и силу. Покажите мне хотя бы одного такого толстяка, и я вам поверю. Тугодума, вы считаете, курение сделает смышленым, забывчивому освежит память и осуществит еще многие и многие другие чудесные превращения. А также оно способно излечивать разные болезни, в том числе и оспу. Мне не составит ни малейшего труда развенчать все ваши убеждения, но это уже сделали и до меня. Люди, наделенные недюжинными знаниями и богатым опытом, составили солидный труд под названием «Пособие для трубочиста», где подробно описывается и осуждается ваша пагубная привычка. Но сколько бы томов ни написали по этому предмету, пусть даже больше, чем Дидим посвятил грамматике, вы не станете их читать, а уничтожите, отрывая листок за листком, чтобы разжечь свою трубку. Nitimur in vetitum ! Глупость с охотой следует тому, что запрещает мудрость.
Будущее ваше таково. Если вы не отступитесь вовремя от своего индейского зелья, то так сильно к нему пристраститесь, что, когда почувствуете его пагубные последствия и все несчастья, кои оно способно принести, когда поймете, как глупо вели себя, будет уже поздно и вы не сможете бросить свою привычку, хотя бы и имели к тому сильное желание. Вы умрете раньше положенного срока. Ваше тело, пристанище многих недугов, так прокоптится от дыма, что станет черным, как преисподняя, и будет так отвратительно пахнуть, что ваше дыхание будет нести отраву и для вашей жены, и для всех вокруг, кроме разве что вам подобных.
Курильщик отошел в сторону, а в дверь опять постучали.

Пошатываясь, в дверь вошел транжира. Насмешник описывает его походку и обличье
— Кто там? — спросил Фидо.
— Не знаю, сэр, из какой страны он прибыл, какой он нации, даже какого пола. По лицу как будто мужчина, но, глядя на его прическу, можно сказать, что и женщина. Цирюльник, который его пользовал, должно быть, совсем уже ослеп, потому что волосы подстриг неровно: одна прядь свисает ниже остальных на добрую четверть ярда. Глядя с затылка, скажешь, будто бы он испанец, а камзол на нем французский. Штаны у него как два надувных шара, загнутых одним концом кверху. Глядите-ка, его плащ просто бесконечный! Такие носят, наверное, в парижских садах. Он, несомненно, еще молод годами, потому что туфли у него украшены розами, чтобы показать, сколь пылок и горяч его нрав. Но вид у него солидный и важный, и ступает он величаво.

Что сказал Умник о транжире
— Этот чванливец был в свое время весьма буйным жеребчиком, который хорошо порезвился в домах честных людей. В детстве он был усладой для своего папаши и маменькиной душечкой. На потребу своего брюха он истратил столько, сколько и не снилось языческим богам чревоугодия, в глотку себе залил больше, чем выпила Клеопатра, стараясь поразить Марка Антония. Той груды золота, что навешана на его наряде, не увезти и ослу. Обычная еда ему не нужна, ему подавай что-нибудь изысканное. Наша привычная одежда ему не по нутру — предпочитает заморские моды. Простая семейная жизнь не может удовлетворить его желания. И днем и ночью он зорко осматривается в поисках какой-нибудь чужой женушки. Он весел и спокоен только в сомнительной компании, радуется лишь богопротивному делу и занятию. Он сочувствует шлюхам, он помогает виноторговцам, портных он делает джентльменами, если только не слишком много им задолжал. Короче говоря, он — покровитель распутства, мотовства и лени, поклонник гордыни и чревоугодия, крестный отец пьянства. Вот каков он — бесстыдный транжира.

Речь прорицателя, обращенная к транжире, в которой он обличает его распутную жизнь и предсказывает будущее
— Сэр, вы человек хорошего происхождения, но тем больше для вас позора, что вы избрали для себя столь низменный образ жизни. Вам достались многие богатства, и больно смотреть, сколь неправедно вы ими распоряжаетесь. Вы хороши собой, но красота не принесет вам счастья, ежели вы не станете бережно с ней обращаться. Ибо то, чем Бог и природа наградили нас при рождении, вы своей распутной жизнью обращаете для себя в настоящее зло и погибель. Если бы наши предки прожигали жизнь так же, как и вы, им никогда не добиться бы золотого шара, благодаря которому вы стали джентльменом. Свой изысканный и необычный наряд почитаете вы за тонкость и возвышенность, мудрецам, однако, не свойственно подобное тщеславие. Почитаете вы, что славно и почетно швырять деньги направо и налево, не глядя кому и за что они достаются. И тогда приближаются к вам те, кто из всего стремится извлечь свою корысть. Тогда как других, кто не ищет всюду одной только наживы, вы уподобляете горящей свече, которая, ценой собственной жизни, приносит свет другим. Почитаете вы за великое счастье пользоваться расположением многих и многих красавиц, однако вам суждено познать, что это заблуждение. Гордыня ваша станет причиной падения, когда вы меньше всего будете этого ожидать. Любовь к излишествам пожрет ваши богатства, и глазом моргнуть не успеете, разнообразие удовольствий приведет к телесному ослаблению, тогда как вам будет казаться, что вы достигли вершины наслаждения.
Когда же тело ваше ослабнет, богатства иссякнут, а дух поникнет, вот тогда ступайте к вашим прелестницам, к тем, что сейчас готовы броситься вам на шею и повиснуть ожерельем из драгоценных плодов, попробуйте явиться к ним с пустым кошельком. Оставайся, Гомер, снаружи (stabis, Homere, foras)! Долго же вам придется стучаться у их порога. Ступайте тогда к торговцам, кои нынче лебезят и раболепствуют перед вами, и посмотрим, как они вас встретят. Найдутся ли у них слова утешения, кроме разве что жалоб на собственные несчастья и затруднительное положение. Ступайте за помощью к тем, кого вы облагодетельствовали и сделали богатыми, и посмотрим тогда, как пылко станут они жаловаться на свои стесненные обстоятельства, на непомерную аренду и убытки от воровства, на нерадивых должников и на тысячу подобных несчастий, о которых вы и слова не услышите, пока у вас имеются деньги и средства.
Если Фортуна добра и тебе улыбается ясно,
Все устремляются вслед за колесницей твоей.
Но разразится гроза — и бегут, узнавать нежелая,
Прочь от того, за кем сонмом теснились вчера.
Пока вы восседаете на троне фортуны, власть имущие смотрят на вас с уважением, щеголи и кавалеры — среди ваших друзей, вам льстят прихлебатели, вам охотно одалживают деньги, ростовщики к вам благосклонны, простые граждане вам поклоняются, адвокаты всегда на вашей стороне, прислужники раболепствуют, красавицы вешаются на шею. Но случись так, что колесо фортуны подомнет вас под себя, вот тогда великие мира сего о вас позабудут, щеголи, распустив парусами свои плащи, отплывут к другим берегам, льстецы будут сторониться вас, — не видать вам тогда хороших займов, а от ростовщиков, наоборот, покоя не будет, торговцы станут переходить на другую сторону улицы, чтобы только не столкнуться с вами, адвокаты перестанут вас защищать, прислужники будут опускать глаза при встрече, а прелестницы вольно или невольно желать вашего окончательного падения.
Вот какая ожидает вас судьба. Продолжая жить такой жизнью, вскоре вы заметите, что сытная пища принесла вам худобу и немощь, многие тосты за здоровье отняли у вас ваше собственное, а неумеренность сделала ваше лицо бледным. Вы слишком тщательно следуете за модой, но мода все равно обгонит вас, и вы будете смешны в своей нелепой гонке. Ваша беспутная жизнь приведет вас к жалкой смерти. Такого несчастья, однако, можно избежать. Кое-какие богатства у вас еще остаются, так распорядитесь же ими с умом. Ведь малые средства при правильном обращении принесут большую выгоду, нежели огромные богатства, пускаемые по ветру. Ваш разум еще способен приносить плоды, пестуйте же его усердием и сосредоточенностью. Тело еще не безнадежно, ведь ранние болезни вскоре излечиваются.
Ежели нынче отнесетесь вы к моим добрым словам с насмешкой, то горько пожалеете об этом после, когда под гнетом несчастья вы сделаетесь подобны зернышку, задавленному мельничным жерновом, или приметесь навешивать на столб пеньковую веревку, чтобы убежать из этого мира. Примите мой совет, и он принесет вам немалую пользу.
Щеголь в задумчивости отошел в сторону, а Насмешник направился к двери.

Узнать свою судьбу пришел слуга щеголя. Насмешник рассказывает о нем
— Кто там? — спросил Фидо.
— Весьма обходительное создание, — ответил Насмешник, — то и дело норовит поправить вам волосы или же шляпную завязку. «Ах Боже мой, у вас на чулках дырочка!» Спасения от него нет, так он хочет понравиться. И при этом все время целует свои пальчики, будто свою невесту.

Что сказал о прислужнике Умник
— Человек этот, хотя и не пьяница, себе не принадлежит. В детстве он был хорошеньким, красивым в юности, сейчас он стал взрослым мужчиной. Малолеткой он был капризным, юношей — гордым, теперь, в зрелые лучшие годы, он предается излишествам. То, что ему дано, он тратит не глядя, надеясь на лучшую долю в будущем, попусту растрачивает свои силы, не получая желаемого результата, поглощает многое, ожидая грядущего восполнения всего, что пускает по ветру сегодня. Верх блаженства для него — зажимать горничных по углам, наиважнейшее занятие — подпаивать приятелей своего господина. Он виляет хвостом перед теми, к кому благосклонен его хозяин, и скалится, если хозяйка хмурит бровь. В чем-то похож на путника, потому что всегда готов сделать ноги, а основная идея его философии заключается в словах: «В самом деле, так и есть» или «В самом деле, ничего подобного». Жизненные принципы, коим он подчиняется неукоснительно, — это спешить на любой зов, вставать в любой час, пускаться в путь в любую погоду. Он готов питаться объедками с хозяйского стола и ходить в хозяйских обносках, если удается их раздобыть. Итак, мы видим, что это — комнатная собачонка благородной дамы, прихвостень своего хозяина, предшественник портмоне или же футляра для часов, то есть подобострастный прислужник.

Речь Фидо, обращенная к прислужнику, в которой прорицатель дает советы, как следует вести себя на службе, а также предсказывает его судьбу
— В наш век много среди людей неблагодарных и жестоких сердцем, таких, что пойдут на все ради получения мгновенной выгоды или удовольствия. Усердным, значит, приходится тебе быть, чтобы завоевать расположение своего хозяина. Завоевав такое расположение однажды, следует вести себя по-умному и не потерять его. Ведь попадаются среди господ такие, кто своих слуг ни во что не ставит и, удовлетворив свои запросы и корысть, попросту выставляет их за ворота без всякой награды из-за какого-нибудь мелкого пустяка или неудовольствия. И все же миру известны примеры, когда люди истинного благородства помогали тем, кто их поддерживал, тем, кто, протягивая своему господину руку помощи, и сам сумел возвыситься и достичь высокой ступени достоинства. Таких хозяев, однако, не очень-то легко встретить, да и слуги, возвысившиеся благодаря старанию на службе, тоже не из тех пьяниц и бродяг, что шляются по дорогам да валяются в канаве. Они — люди доброго поведения и крепкого умения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19