Философия - главная    Психология    История    Авторам и читателям    Контакты   

Философия


А что есть честь? Это небесное свойство, это сверкающая звезда, ты мне скажешь. Но звезды ведь все разные. Одни висят неподвижно и постоянно, другие блуждают, третьи падают. Предмет твоего поклонения никак не назовешь постоянной звездой, ведь она отреклась и покинула тебя. Она к тому же тебя презирает, ненавидит и насмехается над тобой. Если бы подобным образом с тобой обошлись лучшие друзья, ты бы порвал с ними дружбу, однако ее, своего злейшего врага, ты не перестаешь чтить и уважать. Мужчины, подобные тебе, похожи на маленьких собачонок, которые тем сильнее льнут, чем яростнее их гонят прочь. Поэтому чем капризнее становятся их обожаемые возлюбленные, тем настойчивее они сами пресмыкаются перед ними. Quod licet ingratum est, quod non licet acrius urit , тогда как, будь они менее подобострастны, они добились бы больших успехов. Novi mulierum mores, ubi velis nolunt, ubi nolis capiunt ultro . «He верьте женщине» — у строгого Катона, оставившего будущим поколениям такое напутствие, были на то свои веские причины. Несчастный философ имел богатый личный опыт, который позволил ему прийти к заключению о том, что в старости жениться поздно, а в молодости рано. Я не хочу, разумеется, опорочить добродетельных женщин или же отговорить тебя от женитьбы. Но невозможно мужчине, царю и правителю всего сущего, созданию с непорочным телом и великодушным разумом, так падать духом, так бледнеть лицом и истощаться в членах, и все из-за женщины. Из-за такой женщины, которая презирает его, ненавидит и издевается над ним. Будь она верна и преданна тебе честным и законным манером, я с наилучшими намерениями и пожеланиями соединил бы вас двоих. Но ведь это не так, поэтому прими мой совет, и он поможет тебе погасить желание и утишить любовь в сердце. Во-первых, избегай праздности, матери распутства. Во-вторых, сторонись одиночества, будь всегда чем-то занят либо же проводи время за беседой в обществе. В-третьих, не забывай о себе и, чтобы развеселить свой дух, ищи общества лучших женщин, нежели она. В-четвертых, старайся вырвать из сердца воспоминания о ее лучших качествах, но думай и пестуй в своей душе любой ее изъян и несовершенство. Потому что любовь делает человека слепцом, и он не в состоянии судить верно, а стремится муху превратить в слона, а корову в богиню. Лучшее средство против любви — находить всякие возможные противоречия тому, что она утверждает, принижать то, что для нее всего ценнее. Вот, скажем, толста ли твоя пассия? Толстомясой быстро пресыщаешься. Она тощая? А на что здоровому желудку голые кости? Она бледна? Наверняка плакса. У нее яркий цвет лица? Это плохой знак. Она больше молчит? В тихом омуте черти водятся. Она любит поболтать? Значит, пустомеля и сплетница, а кому нужна такая болтушка? И все в таком духе. В-пятых, если когда она плохо обходилась с тобой Словом или делом или же одобряла твоих врагов или недоброжелателей, запиши эти случаи в специальную книжечку, а еще лучше на стене в своей спальне, чтобы во всякое время можно было вспоминать о них. И подумай также, не причинила ли она тебе вреда своими ласками. Много чего еще я мог бы порассказать, но не хочу слишком утомлять тебя.
О судьбе твоей могу сказать, что нынче она весьма тяжела, хуже и придумать трудно. Всем им, по правде сказать, место на виселице, ибо там и оканчивается любое волнение, порожденное любовью. И только от тебя одного зависит, как дальше будет складываться твоя жизнь. Если последуешь моим советам, можешь надеяться на лучшее, если же нет, тогда тебя ожидает весьма незавидная участь, какая досталась уже многим твоим собратьям.
Влюбленный пошел прочь, а в дверь снова постучали.

Узнать свою судьбу пришла девица. Насмешник рассказывает о ее внешности
— Кто там пришел? — спросил Фидо.
— Сама Диана или же одна из ее питомиц, — ответил Насмешник. — Я смущен и удивлен всем ее видом. Одного взгляда достаточно, чтобы впасть в глубокое изумление. Ее чело прекрасно, в глазах скромность, щеки пылают здоровьем, разговор немногословен, дыхание ее благоуханно, шея безупречна, талия умеренна, вся ее фигура хороша и миловидна. Над ее портретом стала бы вздыхать Цицерия, Делия бы в ее обществе покрылась румянцем. Она не стреляет глазами направо и налево, ее речь тиха и спокойна, нет гордыни в ее осанке, а в походке жеманства. Она воплощение скромности и образец чистоты.

Что сказал о девице Умник
— Rem tenes , — сказал Умник. — Теперь, когда ты перестал болтать попусту, ты облегчил мне работу. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, кто перед нами, — это невинная девица.

Речь прорицателя, обращенная к девице, в которой он поощряет ее целомудрие и предсказывает судьбу
— Прекрасная дева, ты ведешь чистую и целомудренную жизнь, следуй же и дальше без сомнения по этому пути, и ты обретешь истинное счастье, ведь ты обладаешь целомудрием, этим бесценным сокровищем, которое является украшением небес, подругой ангелов, попирателем похоти, королевой всех добродетелей. И оно снизошло на тебя, земное создание, чтобы царить в твоей душе и твоем теле. Знай же, что это сокровище не имеет цены, а потому ты должна бережно хранить и беречь его. Ценность, не знающая себе равных, как преданно ты должна любить его! Оно — великий победитель и триумфатор, и как ревностно ты должна его охранять! Воистину оно твой первейший союзник, сколь многого можешь ты достичь, обладая таким сокровищем! Чтобы показать тебе бесценность твоего богатства, я сравню его с цветком. Не с живым растущим цветком, но с созданным искусством и умением. Как и у живой лилии, у этого цветка шесть серебристых лепестков, на каждом из которых вырезано мудрое изречение, призванное сохранить твою чистоту.
Первое гласит: cibi et potus sobrietas, что означает умеренность в еде и питье. Умеренность — хорошее средство для победы над похотью, тогда как потворство одной или же обеим сразу этим слабостям способствует ее пробуждению и расцвету и в то же время и уродует внешность того, кто им предается. Ибо невоздержанность в пище пестует пять пороков в поведении девицы, кои наносят больший вред ее репутации, нежели пятна или прыщи, выскакивающие на лице. Первый из них — это непристойность речи, ужасное качество в любом человеке. Второй — болтливость, склонность к пустым разговорам. Третий — глупая радость или же дерзость движений. Четвертый — отрыжка, рвота и все в таком роде. Пятый — вялость в теле и затуманенное сознание. Эти качества, возможно, не сильно заметны в других, но в поведении молодой особы они ясно видны, так же как пятна грязи скорее проступают на белой ткани, чем на темной одежде. Что касается невоздержанности в питье вина, оно запретно для всех, но для тебя в особенности, ибо virgo fugiat vinum et venennum, nam vinum in adolescentia est duplex incendium voluptatis, то есть девица должна отворачиваться от вина как от яда, ведь оно вдвойне опасно для юности, ибо возбуждает желания. Поэтому воздержание — вот первое оружие в защиту добродетели, повергающее ее врагов в панику. Оно уместно для любого, но особенно ценно для представительниц женского пола, ибо помогает им сохранять ясность мысли, предотвращает грузность, а также красные пятна на лице. Однажды мудрец сказал о девицах, что они щипают себя за бока (весьма полезная привычка), чтобы стать тонкими, как тростиночки.
Второй лепесток твоей лилии учит: asperitas vestitus, что означает скромность в одежде, ибо яркие и причудливые наряды безмолвно свидетельствуют о легкомысленном настроении ума. Как говорил один человек, имеющий опыт в этом деле, роскошные и богатые одеяния говорят о гордыне владельца, а легкие и свободные являются свидетельством роскоши. В прежние времена на старых лошадей, когда хотели их продать, надевали во множестве цветы и венки, точно так же те, кто излишне украшает себя всякими побрякушками и безделушками, заявляют тем самым, что они готовы к любым предложениям, которые могут поступить. Так пусть поэтому наряд твой будет простым, но приятным для глаза, такой не подаст повода никаким злым языкам. И путь он будет сшит из такой грубой ткани, какую ты только сможешь вытерпеть, ибо тогда одежда наилучшим образом поможет тебе подавить свои желания.
Правило на третьем лепестке гласит: laboris stre-nuitas, то есть усердие в трудах. Ибо когда твой разум занят делами хозяйства или же любыми другими размышлениями о каких-либо серьезных предметах, грешные желания никогда не овладеют твоими мыслями. Мы читаем о Пенелопе, которая все десять лет, что отсутствовал ее муж, своими руками чесала шерсть и пряла, ведомая одним только стремлением не поддаваться праздности, которая могла бы стать причиной сладострастных мыслей и желаний. И о весталках, которым приходилось зажигать свой священный огонь от солнечных лучей, если только по их недосмотру он когда-либо затухал.
На четвертом лепестке начертано: custodia sensuum, что означает «береги свои чувства», не давай им ни малейшей свободы. Особенно это касается слуха и зрения, потому что именно через глаза греховные мысли проникают в сердце. Многие попались в ловушку также из-за того, что склоняли свой слух к соблазнительному пению сирен.
Пятое правило — modestia verborum, следует проявлять скромность в высказываниях. Qualis homo, talis oratio, то есть каков человек, таковы и его речи. Гордячка изъясняется надменно и резко, дурочка находит самые глупые слова, распутница сладострастные, а добродетельная женщина говорит скромно и мало. Поэтому, как скажет любой серьезный отец, девица должна выражаться кратко, медленно, вежливо и по делу. Тогда ее станут почитать за ее разговор не меньше, чем за ее чистоту. А злые слова портят манеры и характер.
Шестой, и последний, лепесток лилии гласит: fuga opportunitatem, избегай соблазна. Следует сторониться общества и разговоров с мужчинами. И хотя я сам мужчина и меня не одобрят за то, что я наговариваю «на свой род, однако же ради блага такого божественного создания, как ты, обидеть которое большой грех, я расскажу тебе о некоторых хитростях, кои изобретают мужчины. Разумеется, не все прибегают к одним и тем же уловкам, но мои советы помогут тебе избежать многих ловушек, расставленных, чтобы лишить тебя твоего драгоценного сокровища без закона и без чести, то есть не вступая в брак. Мужчины в большинстве своем обгоняют женщин в добродетели и уступают им в хитрости, уловках и кознях, в которых столь опытны хитрые и коварные дамы. Рядом с лукавыми искусительницами они выглядят простачками. Они слабее духом, нежели непорочные девицы, которые так невинны, что, сами не совершая обмана, не станут подозревать в хитростях других людей.
Я твердо уверен, что обмануть женщину — дело бесславное. Какая доблесть в том, чтобы победить более слабого противника, потопить более легкое судно, пусть бы даже это судно было прекрасно по своей природе и к тому же искусно разукрашено? А какие преграды не преодолевают мужчины, чтобы только этого добиться! Какие шансы упустят, чтобы украдкой заполучить лакомый кусок! На какие только траты не идут, чтобы достичь своей цели! А когда цель достигнута и желанное попадает к ним в руки и становится предметом их заботы, как многие из них обходятся с долгожданной наградой? Подобно малым детям, когда те, вдоволь наигравшись, охладевают к своей игрушке, едва заметив что-нибудь новое, и не могут успокоиться, пока не приберут к рукам желаемого. Или же как солдаты в прежние времена, которые, захватив город после долгой и многотрудной осады, принимаются его грабить и уничтожать, а потом отправляются на завоевание следующего, и так без конца.
Слышал я об одной девице, живущей неподалеку, которая твердо придерживалась принципов и заветов добродетели, за что ею восхищались все соседи. И вот появился однажды в тех краях один сладострастный воздыхатель, богатый и пригожий собой, и стал он пламенно за ней ухаживать. Он настойчиво штурмовал крепость ее сердца. Красноречивые пламенные клятвы, обеты, признания и заверения с легкостью слетали с его уст, и эта крепость была уже готова сдаться на милость победителя. Прошло некоторое время, девица размышляла о его поведении, вспоминала, как он рвал на себе волосы, как заливался слезами в самой искренней печали, как с дрожью целовал ее руки, как по своей воле выказывал ей преданность и подобострастность. И, будучи девушкой твердых правил, она представила, что и он, так же как она, испугается нарушить свои торжественные клятвы и обещания. Поэтому она уступила его желаниям. А он, добившись своей цели, сразу же оставил эту девушку.
Потом был еще другой мужчина, который обошелся с ней таким же образом. За ним — третий. Девушка начала беспокоиться. Вот появился четвертый, в обычае которого было волочиться за каждой и, если она уступала, оставлять ее немедленно. Однако же на этот раз он старался напрасно, подношения его не приносили плодов, обещания не вызывали веры (можно заметить, что у нее к тому времени уже были хорошие учителя). Словом, он влюбился в эту девушку и женился на ней. И вот на вторую ночь, когда они легли в постель, он сказал ей: «Знаешь, дорогая, я так старался тебя соблазнить, и, если бы ты уступила моим домогательствам, я бы тотчас же тебя оставил». — «Ну-ну, муж мой, — ответила женщина уже, наверное, сквозь сон, — значит, я повела себя мудро, потому что до встречи с тобой уже трое обошлись со мной подобным манером».
Я рассказал тебе эту историю не для того, чтобы ты следовала примеру этой женщины, но чтобы ты избегала подобных мужчин, ибо тот, кто не задумываясь нарушает седьмую заповедь, не станет заботиться о том, чтобы соблюсти третью. К тому же, сдержи такой человек свое обещание, он не даст тебе жить спокойно, преследуя тебя своей ревностью. Ведь если до свадьбы ты не побоялась прогневить Бога, осуждающего прелюбодеяние, твой муж будет уверен, что и после свадьбы ты не испугаешься греха.
Возьми эту лилию и перечитывай стихи, начертанные на ее лепестках. Но главное — никогда не доверяйся словам недостойных просьб и желаний. Взгляни на эту картину. Это дама по имени Дидона, царица Карфагена, которая, чрезмерно доверившись одному заезжему юноше, совершила с ним грех, а после, когда он ее оставил, велела зажечь большой костер и в горе и страдании взошла на него. Девица Филиция, царица Родопская, прислушалась к пламенным речам Демофона, который принадлежал к царскому роду. Он же, добившись своей цели и получив от нее все, чего желал, навсегда покинул ее. И вот на картине ясно показано, как она, сгорая от стыда и страшась будущих страданий, повесилась. Возьми с собой эти картины и помни, что две эти царицы обманулись из-за своего чрезмерного доверия. Fide, sed qui vide . Это старая поговорка, она говорит о том, что, прежде чем верить, надо испробовать. Если бы все девицы следовали этому правилу, они были бы обмануты из-за своего доверия и с ними обходились бы так же, как с этими двумя.
Девица пошла прочь, подобная величественной царице Юноне, а за воротами еще многие ожидали своей очереди. Фидо, который к тому времени устал и ослаб, решил больше никого не принимать, а отложил на следующий раз. После чего он удалился в свои покои.
Шуты и карлики при дворах английских королей
Хитард 1016 Эдмунд II
Роберт Рогатый 1087-1100 Уильям II
Рахере 1087-1100 Уильям II
Роберт Фатуус 1122-1204 Элеонора Аквитанская
Роллан де Петтур 1154-1189 Генрих II
Ральф Стультус 1199-1216 Иоанн Безземельный
Уильям Пиколь ок. 1200 Иоанн Безземельный
Джон ле Фоль ок. 1216 Иоанн Безземельный,
Генрих III
Майкл 1292-1358 Изабелла
Французская -
Роберт Уизастаф 1307-1327 Эдуард II
Роберт ле Фоль 1314-1369 Филиппа де Энно
Джон из Элтама 1327-1377 Эдуард III
Роберт Фул (Уиль— 1364 Эдуард III ям Чёпэйн)
Уильям 1413-1422 Герних V
Джон Скоджин 1461-1483 Эдуард IV
Уильям ок. 1485 Елизавета Йоркская
Томас Блэкалл 1485-1509 Генрих VII
Пэч 1485-1509 Генрих VII
Дик 1485-1509 Генрих VII
Дего 1492 Генрих VII
Мартин «Королевский шут» 1505 Генрих VII
Томас-шут 1509-1547 Генрих VIII
Секстен 1509-1547 Генрих VIII
Джейн (шутиха) 1553-1558 Мария Кровавая
Уилл Соммерс ум. в 1560 Генрих VIII, Мария Кровавая, Елизавета I
Томазина (карлица) 1558-1603. Елизавета I
Пэк 1558-1603 Елизавета I
Монархо 1558-1603 Елизавета I
Клод 1558-1603 Елизавета I
Уильям Шеитоп ок. 1578 Елизавета I
Ричард Тарлтон ум. в 1588 Елизавета I
Джордж Быоконен 1567 — 1625 Яков I Стюарт
Джон Лоу Макл 1567-1625 Яков I Стюарт
Джон 1567-1625 Яков I Стюарт
Томас Дери 1603-1625 Анна Датская
Арчи Армстронг 1615-1640 Яков I, Карл I
Том Киллигрью 1660-1685 Карл II
БИБЛИОГРАФИЯ

АНГЛИЙСКИЕ ТРАКТАТЫ О ГЛУПОСТИ И ДУРАКАХ
«Соломон и Маркольф»
Salomon et Marcolfus: Kritischer Text mit Einleitung, Anmerkungen, Ьbersicht ьber Sprьche, Namen — und Wцrterverzeichnis / Herausgegeb. von Walter Benary. Heildelberg, 1914.
Роберт Армии. «Дурак на дураке». 1600
The collected works of Robert Armin / With introd. by J. P. Feather. New York — London, 1972. Vol. I-II. (Репринт оригинальных памфлетов)
«Шутки Скоггина»
Scoggins Jests. London, 1613.
The First and best Part of Scoggins Jests, gathered by Andrew Boord, Doctor of Physicke. London, 1623.
Wardroper J. Jest upon Jest: A Selection from Jestbooks and Collections of Merry Tales published from Reign of Richard III to George III. London, 1970.
A Hundred Merry Tales and Other English Jestbooks of the Fifteenth and Sixteenth Centuries / Ed. Zall P. M. Lincoln, Nebraska, 1963.
Hazlitt W.C. Shakespeare Jest-Books. London, 1864. Vol. I — III.
«Джек из Дувра, его любознательные поиски, или Частный розыск глупейшего из всех английских глупцов» и «Парламент, протертый до дыр, или Поэты без гроша: сплошное веселье, острословие и довольство жизнью»
Jacke of Dover, His Quest of Inquirie, or His Privy Search for the Veriest Foole in England. London, 1604.
The Penniles Parliament, or Threed-bare Poets. London, 1615.
Percy Society. Early English Poetry, Ballads, and Popular Literature of the Middle Ages. Edited from Original Manuscripts and Scarce Publications. London, 1842. Vol. VII.
«Показательное разоблачение самых отвратительных обманов и шулерства при игре в кости, другие хитрости игры; полезное руководство для всех молодых джентльменов и прочих честных граждан»
Walker Gilbert. A manifest detection of the most vyle and detestable use of diceplay, and other practices lyke the same; a Myrour very necessary for all yonge Gentilmen and others sodenly enabled by wordly abundance, to loke in. Newly set forth for theire behoufe. London, 1552
The Elithabethan Underworld / The Text prepared with notes and introduction by A V.Judges. New York, 1930. P. 26-50.

Трактаты о криминальном мире Елизаветинской эпохи собраны в книге:
The Elithabethan Underworld: A collection of Tudor and early Stuart tracts and ballads telling of the lives and misdoings of vagabonds, thieves, rogues and cozeners, and giving some account of the operation of criminal law / The Text prepared with notes and introduction by A. V.Judges. New York, 1930.
«Человек с Луны и его необычные предсказания, или Английский прорицатель»
The Man in the Moon telling Strange Fortunes;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19