Философия - главная    Психология    История    Авторам и читателям    Контакты   

Философия


«Господи Благой, благодарю Тебя за все милости. Но, господа, скажу вам всем, кто стоит сейчас вокруг меня, как бы я хотел дожить до того, чтобы вкусить рождественского пирога, а там уже можно и умереть. Ведь в рождественском пироге такое вкусное мясо… А еще прошу, чтобы меня похоронили в восточной части Вестминстера, под свинцовым водостоком, ибо на протяжении всей своей жизни я так любил хорошо выпить». Там его похоронили, и это именно там старый и мудрый король Генрих VII возвел одну из самых великолепных часовен на свете.

Джек из Дувра, его любознательные поиски, или Частный розыск глупейшего из всех английских глупцов


Любознательные поиски Джека из Дувра
Джек, весельчак из Дувра, предпринял частный розыск, желая обнаружить короля всех глупцов. В своих поисках он посетил все крупнейшие города Англии, а когда вернулся домой, его самого признали самым выдающимся из всех глупцов. И вот, утомленный пестротой и разнообразием увиденного, он решил все же найти где-нибудь такого простофилю, чтобы оказался еще поглупее его самого. Прибыв с таким намерением в Лондон, он отправился в собор Святого Павла, где и стал неспешно прогуливаться по центральному проходу в самом меланхолическом расположении духа в компании капитана Тингата и его приятелей. Здесь-то его и пригласили отобедать в покоях герцога Хамфри. Среди прочих крепких желудков, что собирались посетить сей щедрый пир, было и целое сборище поэтов, не имеющих ни пенса за душой. А поскольку поэты известны своим веселым нравом (что, впрочем, для всеобщего процветания все равно что огонь для соломы), Джек с радостью принял это приглашение. От поэтов происходит множество всевозможных глупостей и нелепиц, и Джек надеялся, что они-то и помогут ему в поисках короля всех глупцов, которого он так давно ищет. И вот, желая скоротать время за обедом в приятной беседе и предупредить их чрезмерное усердие при поглощении разнообразнейших кулинарных изысков, Джек поведал поэтам о своих шутовских поисках. Они немало обрадовались случаю повеселиться, ибо смех способствует хорошему пищеварению не меньше, чем кружка сухого белого вина с сахаром. Люди недалекого ума, они тотчас же принялись за свои собственные поиски вышеупомянутого короля глупцов, почитая свое усердие за благое желание оказать помощь Джеку и облегчить его тяжкое бремя. Слабые мозги ныне можно найти повсеместно, поэтому им было из чего выбирать. Вот как начался их поиск.

Глупец из Херефорда
— Однажды довелось мне, — начал один из собравшихся, — посетить город Херефорд. Там я остановился в гостинице, где мне и рассказали, что неподалеку проживает один джентльмен, до того слабоумный, что готов поверить любой нелепице, какую ему ни расскажут. Отправившись к нему под каким-то незамысловатым предлогом, я имел возможность свести знакомство с этим господином, и не напрасно, потому что в течение трех последующих дней я столовался в его доме и получил там великолепное развлечение. Я — путешественник, а потому среди прочих нелепиц я рассказал ему о том, что колокольня из Бернвуда, что в Эссексе, проплыла под парусом до самого французского Кале, после чего вернулась на свое законное место. В другой раз я поведал ему о том, что в Шервудском лесу в Ноттингемшире были замечены пять сотен галер, принадлежащих испанскому королю, прибывших для осады Робина Гуда, а сорок тысяч священников совершили церковный обряд, взяв в руки веточки бузины и забросав ими галеры. А потом я ему рассказал, как Вестминстерское аббатство было выслано в Стаффордшир по подозрению в измене. И наконец, я уверил его в том, что в Кентербери есть лудильщик, которого велено было затравить до смерти за то, что за один год он наплодил двадцать два ребенка. Услышав последнюю историю, этот человек взял лошадь и отправился в Кентербери, надеясь уличить меня во лжи. Я тоже оседлал свою лошадь и отправился за ним, чтобы убедиться в его глупости.
— Что же, — сказал Джек из Дувра, — весьма любопытная глупость, однако короля всех глупцов я еще не нашел.

Глупец из Хантингтона
— А мне однажды довелось побывать в Хантингтоне, — продолжил другой, — и там я услышал историю про одного башмачника, у которого было двое малолетних сыновей. Так высоко он занесся в своих мечтах, что пожелал обучить их грамоте, дабы, войдя в возраст, они могли лучше позаботиться о себе. Когда миновал год с начала их обучения в школе, башмачник стал их спрашивать.
«Мальчик мой, — так обратился он к одному сыну, — как твои уроки? Что ты изучаешь?»
«О отец, — отвечал ему мальчик, — я только что закончил благодать».
«А ты?» — обратился башмачник ко второму сыну.
Тот отвечал, что остановился на дьявольских кознях.
«Господи спаси, — воскликнул башмачник, — чему это учат моих детей? Для одного закончилась благодать, а другой остановился на дьявольских кознях!»
И он забрал обоих детей из школы, приставив их к своему ремеслу.
— Что же, — сказал Джек из Дувра, — весьма любопытная глупость, однако короля всех глупцов я еще не нашел.

Глупец из Бедфорда
— Немного лет прошло с тех пор, — начал третий рассказчик, — как я побывал в Бедфорде. Как раз в ту пору женщины городка решили состязаться друг с другом в том, чье же одеяние лучше. Та из женщин почиталась победительницей, чей наряд был самым прихотливым, да к тому же сшитым из самой дорогой и тонкой материи. Была среди тамошних женщин одна, жена местного торговца тканями, которая, хотя и не могла тягаться с остальными в богатстве верхнего платья, решила всех поразить своими нижними одеждами. Посему, в то время как другие носили шерстяные либо шелковые чулки, она смастерила себе пару чулок из великолепного атласа, которые и надевала всякий раз, выходя за порог к своим знакомым и соседям. И о ней стали судачить по всей округе. И долгое время она считалась победительницей женского состязания, превзойдя одеянием всех своих соперниц. Но слушайте, чем закончилась вся эта история. Ее супруг, мужчина уже в годах, но все еще по-молодому игривый, заглянул как-то раз в свои расходные книги и обнаружил излишние расходы на сумму в пять фунтов. Когда же наступила пора ему идти к господину мэру Бедфорда, он стал просить отсрочки по платежам. Но мэр, наслышанный о причудах его жены и зная, что она вышла победительницей в женском состязании, не пожелал предоставить ему отсрочку. Мэр сказал так:
«Послушайте, сэр, ведь супруга ваша превзошла всех женщин в смелости и смекалке, разве это не означает, что и вам следует превзойти всех мужчин в исполнении своего долга перед королевой? Боже правый, на ней атласные чулки! Ни шерсть, ни шелк не хороши для нее, чья же в том вина?» На что тот человек ответил:
«Будьте же милосердны, сэр, и простите меня. Я уже в летах, а женился на молоденькой резвушке. Что ж, не я первый, не я последний. Но молодость, соединяясь со старостью, всегда требует для себя отдушины. Признаюсь вашей милости, что лучшие мои дни в прошлом, а значит, я уже не могу порадовать свою жену там, что повыше колен. Что же остается? Радовать ее там, что пониже колен!»
От таких речей мэр пришел в веселое расположение духа и даровал тому человеку желаемую отсрочку. — Что же, — сказал Джек из Дувра, — весьма любопытная глупость, однако короля всех глупцов я еще не нашел.

Глупец из Бекингема
— Жил однажды в Бекингеме, — так начал следующий рассказчик, — один молодой человек, который долгое время домогался, с намерением жениться, одну богатую вдову из того же города. Он потратил много денег, но все напрасно, потому что после всех усилий он добился ее расположения не больше, чем в первый день знакомства. И вот молодой человек, не желая покамест отступаться от своих намерений, решил пойти другим путем — он поведал о своем несчастье одному родственнику, джентльмену весьма веселого нрава. Тот взял дело в свои руки и отправился к вдове и сказал ей, что его кузен, ее давнишний воздыхатель, нашел-таки себе супругу и более не станет ей докучать своими ухаживаниями. В следующее воскресенье о предстоящей свадьбе будет объявлено в церкви, но молодой человек опасается, что эта дама, вдова, станет высказываться против этого брака.
«Нет, — отвечала вдова, — клянусь вам, что ни я, никто другой от моего имени не станет возражать». Тогда пожилой джентльмен протянул ей пачку банкнот на сумму двести фунтов, чтобы она положила на нее руку и поклялась, что ни она сама и никто от ее имени не станет сейчас или когда-либо впредь возражать против этого брака. Завершив это дело, джентльмен откланялся и поспешил к своему кузену. Тот, не откладывая дело в долгий ящик, заказал на ближайшее воскресенье в церкви объявление своего брака с этой вдовой. Наступило воскресенье, вдова поднялась рано поутру, нарядилась в свое самое лучшее платье и поспешила в церковь, чтобы узнать, на ком это решил жениться ее старинный воздыхатель. Когда же служба окончилась, вдова, совершенно того не ожидая, вдруг слышит собственное имя вкупе с именем того человека! Она была так смущена, что не знала даже, что и предпринять, однако из страха нарушить клятву не стала возражать. Так ей пришлось дать свое согласие, и вот назначили день и сыграли свадьбу. Этот человек оказался заботливым мужем, и они жили вместе долго и счастливо, в любви и согласии.
— Что же, — сказал Джек из Дувра, — весьма любопытная глупость, однако короля всех глупцов я еще не нашел.

Глупец из Нортгемптона
— Жил однажды в городе Нортгемптоне один богатыйджентльмен, который строго соблюдал старые церковные заветы, — начал следующий рассказчик. — Он был очень добр к беднякам, и любой, кто только подходил к его порогу, получал щедрую милостыню. По поводу чего немало горевала его супруга, женщина жадная и скупая. И вот, путем бережного хозяйствования, она сумела скопить порядочную сумму денег и, не зная, как следует ее потратить, пришла к своему мужу. Женщина отдала мужу целый мешок золотых монет (с изображением архангела Михаила) и обратилась к нему с просьбой, чтобы он купил ей домик либо кусок земли, который стал бы ей подспорьем, коли случится так, что Бог призовет ее супруга к Себе. Зная скупой нрав своей жены, этот человек взял золото и обещал купить для нее дом.
Вышло, однако же, так, что спустя несколько дней он поменял это золото на мелкие серебряные монеты и стал щедрой рукой раздавать их бедным, какие только попадались ему на пути. Через весьма короткий срок от этих денег не осталось и следа. Жена же его полагала, что он занят поисками дома. Наконец, удивляясь, почему он ничего ей не сообщает, она, воспользовавшись подходящим случаем, задала ему вопрос о гом, где же находится тот домик, который он купил на ее деньги.
«О моя добрая жена, — отвечал муж, — этот дом — на небесах. На твои деньги я купил нам домик на небе, он никогда не разрушится, но будет стоять вечно».
Он хотел сказать, что, раздав деньги бедным, приобрел для себя и своей жены место на небесах, где вознаграждаются все добрые дела. Жена, однако, более никогда не отдавала ему своих денег, предпочитая тайно хранить их у себя.
— Что же, — сказал Джек из Дувра, — весьма любопытная глупость, однако короля всех глупцов я еще не нашел.

Глупец из Оксфорда
— Жил однажды в Оксфорде один весельчак кузнец, — начал следующий рассказчик, — которого в большой праздник пригласили на обед в дом благородного человека, что жил на расстоянии примерно двух миль от города. Этого кузнеца, весельчака и балагура, усадили за стол вместе с благородными и уважаемыми господами. На этот стол, помимо прочих яств, поставили и блюда с рыбами из породы триглов. Одну такую рыбу чрезвычайно большого размера поставили перед хозяином дома, благородным господином, а блюдо со второй, совсем маленькой рыбкой оказалось напротив нашего кузнеца. Тот же, будучи в самом веселом расположении духа и желая отведать крупной рыбы, взял в руки маленькую и поднес близко к уху, будто бы слушая, что она ему говорит. Увидев это, хозяин дома пришел в большое изумление и спросил, что это кузнец делает.
«О милорд, — отвечал тот, — хочется мне узнать новости о моем приятеле, который недавно утонул в море, вот о нем-то я и расспрашиваю эту рыбешку. А она отвечает, что не может мне ничего рассказать, ибо еще возрастом не вышла, но что есть у нее пожилая родственница, которая много знает о моем друге. А родственница эта лежит сейчас вон на том блюде, что стоит прямо перед вашей милостью, и я вас прошу позволить мне переговорить с нею немного».
Хозяину и его гостям эта шутка пришлась по вкусу, и они тотчас же передали кузнецу блюдо с большой рыбой. Кузнец получил желаемое, а все остальные были счастливы и довольны.

Глупец из Уорвика
Немного лет прошло с той поры, когда жил в Уорвике один простой крестьянин, и был он не из самой умной породы. Однажды, поднявшись с постели рано поутру, он обнаружил, что его лошадь загрызли крысы. Он очень опечалился и встревожился в своем сердце, потому что увидел в этом дурное предзнаменование и залог грядущих бед и несчастий. Тогда он отправился к своему соседу, чтобы спросить его мнения и совета. Ведь никогда раньше ничего подобного в его жизни не случалось. Сосед же, решив посмеяться над простофилей, отвечал ему так:
«Знаешь, дорогой сосед, в том, что ты рассказываешь, нет ничего странного. Вот если бы твоя лошадь напала на крыс и съела их, это было бы странно и необычно».
И бедный крестьянин, молча снеся насмешку, пристыженный, отправился восвояси.
— Что же, — сказал Джек из Дувра, — весьма любопытная глупость, однако короля всех глупцов я еще не нашел.

Глупец из Ковентри
Жил однажды в Ковентри оружейник, и в праздничный день явился к нему в дом искусный, но очень бедный музыкант (бедность — частая спутница тонких знатоков прекрасного). Надеясь на вознаграждение, музыкант предложил хозяину сыграть для него красивейшую и самую редкую музыку, какую только он слышал в жизни.
«Правда? — переспросил хозяин. — Что же, попробуй, и чем искуснее сыграешь, тем щедрее я тебя награжу».
Музыкант воспрянул духом и начал играть на своем инструменте торжественную и благородную музыку. Хозяин долго слушал, потом вдруг вскочил и бросился к себе в кабинет. Он провел в кабинете три или четыре часа, нимало не заботясь о том, что музыкант все еще играет в зале, надеясь на обещанное щедрое вознаграждение. Когда время уже шло к ужину, хозяин снова спустился в зал и стал прохаживаться перед музыкантом, не говоря при этом ни слова. Тот был в большом изумлении и, не получая ничего за свои труды, осмелился обратиться с просьбой к хозяину, чтобы он выдал ему обещанное вознаграждение.
«Но подумай сам, — отвечал ему хозяин, — награду, которую я тебе обещал, ты уже получил».
«Как же так? — удивился музыкант. — Я ничего от тебя не получал».
«Ты получил от меня удовольствие в обмен на удовольствие, — сказал ему хозяин, — потому что я дал тебе радость надежды в обмен на ту радость, которую доставила мне твоя музыка».
— Что же, — сказал Джек из Дувра, — весьма любопытная глупость, однако короля всех глупцов я еще не нашел.

Глупец из Лейстера
Как-то раз одному рыцарю, что проезжал верхом через Лейстер, пришлось спешиться и перейти реку. Когда он проходил пешком по улицам города, к нему подошел нищий и попросил у его светлости пенни во имя Господа.
«Один пенни? — переспросил его рыцарь. — Это слишком мелкая монета для благородного человека».
«Раз так, дай мне золотой!» — обрадовался нищий.
«А золотой — слишком большая милостыня для такого бродяги, как ты», — отвечал рыцарь.
Так отверг рыцарь обе просьбы как недостойные себя.
— Что же, — сказал Джек из Дувра, — весьма любопытная глупость, однако короля всех глупцов я еще не нашел.

Глупец из Ноттингема
Жил однажды в Ноттингеме один судья. Ехал он как-то раз по улице верхом, и повстречался ему на пути бравый Том-весельчак, который в своей заносчивости так близко подошел к господину судье, что его лошадь чуть не свалилась в канаву вместе с седоком. Разгневавшись, судья преградил злодею путь и спросил его, кто он такой.
«Э-э, приятель, я такой же человек, как и ты», — ответил Том-весельчак.
«Но кому ты служишь?»
«Кому я служу? Конечно же, Господу Богу!»
«Господу Богу? — переспросил судья. — Да он издевается надо мной! Бросить наглеца в темницу! Я научу его, как следует отвечать на вопросы».
Том провел в тюрьме всю ночь, а наутро его опять привели к судье.
«Ну как, — спросил его судья, — набрался ума-разума? Так кому ты служишь?»
«Я служу Богу», — ответил ему Том.
«Ну а больше ты никому не служишь?» — не унимался судья.
«Служу, — ответил Том, — я на службе у милорда графа Йоркского».
«Святой Боже, почему же ты сразу не сказал?»
«Но как же, приятель, я-то думал, что Бог для тебя важнее, чем граф Йоркский! Теперь-то я вижу, что свобода мне досталась не от Бога, а от милорда графа. Ему-то, а не Господу Богу я и буду служить впредь».
— Что же, — сказал Джек из Дувра, — весьма любопытная глупость, однако короля всех глупцов я еще не нашел.

Глупец из Линкольна
— Слышал я, — начал следующий рассказчик, — что жил когда-то в Линкольне один бедный человек. Его жена была такой сварливой, что вся улица уже устала слушать, как она кричит и бранится. И вот однажды, во время очередной перепалки, этот человек вышел из дому и сел на камень у порога. Он безропотно сносил ругань своей жены и страдал молча. А жена его только сильнее от этого раздражалась. И она пошла в комнату и вылила на него из окна содержимое ночного горшка. Увидев это, бедняга сказал:
«Ну да, конечно, так я и думал, что после такого сильного грома должен пролиться дождь».
— Что же, — сказал Джек из Дувра, — весьма любопытная глупость, однако короля всех глупцов я еще не нашел.

Глупец из Йорка
— Жил однажды в Йорке, — так начал свой рассказ следующий, — один веселый портной, был он добрым и гостеприимным хозяином, чей дом всегда был открыт любому. Как-то раз у него за столом, среди прочих гостей, оказался сельский джентльмен но имени мастер Пуляр. Хозяин захотел оказать внимание своему гостю и, когда представился подходящий случай, заговорил так.
«А скажите-ка, мастер Пуляр, — обратился он к гостю, — какой птице вы бы отдали предпочтение, куропатке или вальдшнепу?»
А на столе тогда стояло великое множество разнообразных блюд, приготовленных из лесной дичи.
«Думаю, куропатке».
«Не могу с вами согласиться, — сказал тогда портной, — по моему мнению, мясо вальдшнепа куда как вкуснее. Ведь у вальдшнепа и крылья пожирнее, и ножки пожирнее, и гузка потолще — в общем, вальдшнеп настоящая пулярка».
Все общество весело рассмеялось таким словам, а мастера Пуляра с тех пор звали не иначе как вальдшнепом.
— Что же, — сказал Джек из Дувра, — весьма любопытная глупость, однако короля всех глупцов я еще не нашел.
Глупец из Дурхама
У джентльмена из Дурхама состоял в услужении один человек. И был он вороватого и подлого нрава. Хозяин задавал ему самую черную работу — вычищать двор, подметать улицу, носить воду. Слуга начал потихоньку воровать из дома своего хозяина разные мелкие вещи, такая привычка и раньше за ним водилась.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19