Философия - главная    Психология    История    Авторам и читателям    Контакты   

Философия


Для королев, начиная с Базины, жены Хильдерика, было очень важным найти мужа, которой бы в полной мере мог осуществить их намерения. Овдовевшая Брунгильда отчаянно искала себе нового мужа, бросилась в объятия Меровея, сына Хильперика, убийцы своего первого супруга, однако коварной Фредегонде удалось разлучить их. Вновь овдовевшую Брунгильду отдали на поруки ее сыну.
Победа в затяжной войне оказалась на стороне короля Хлотаря II, сына Фредегонды. Когда Брунгильда перессорила своих внуков, Теодоберта II и Теодориха II, Хлотарь вторгся в их владения, казнил королеву, долгое время разжигавшую вражду в роду Меровингов, и в 613 году объединил королевство франков.
Правление Хлотаря II (613 — 629) и Дагоберта I (629 — 638) стало золотым веком в истории франкского государства. Конечно, правители были далеки от идеала, совершали немало противоречивых поступков, но в истории и в народе они заслужили славу «добрых королей». Государство франков — объединенные Бургундия, Австразия и Нейстрия — стало самым могущественным на западе Европы. Франки одерживали победы, иногда терпели поражения, а их король стал третейским судьей в мире варварских королевств, заняв то место, которого прежде удостаивался только гот Теодорих Великий. Дагоберт ни в коем роде не был образцом нравственности и добродетели, он сумел захватить королевство сына своего племянника, вел весьма распутную жизнь, и все же совершенные им полезные дела перевесили, и франки объявили своего «доброго короля Дагоберта» святым. Именно Дагоберт попытался заполучить у готов золотое блюдо, которое, собственно, и было легендарным Сокровищем.
Подобно тому, как еще при жизни король Хлотарь отдал Дагоберту в удел Австразию, Дагоберт передал ее своему сыну Сигиберту. После смерти доброго короля владения франков снова были поделены. Сигиберт III правил в Австразии (634 — 656), малолетний Хлодвиг II (640 — 657) и его мать, королева Нантехильда, — в Нейстрии и Бургундии. Каждый из отпрысков Дагоберта оставил после себя троих детей, и все они занимали тот или иной королевский престол. Со времен Хлотаря II управители дворца, или майордомы, начинают играть в королевстве франков решающую роль. Дагоберт умер, и именно в их руках оказалось управление тремя франкскими державами. Объединение родов епископа города Меца Арнульфа и майордома Пипина положило начало знаменитой династии домоправителей. Праправнук этих славных мужей майордом Пипин в 751 году с соизволения Папы сместил последнего Меровинга, Хильдерика III, принял помазание и стал первым королем династии Каролингов. При всем обилии имен история длинноволосых королей развивалась довольно логично.
Если посмотреть на историю франков времен «ленивых королей», когда всеми делами заправляли уже майордомы, станет очевидным — новый род с его борьбой за власть немногим отличался от предшествующего. Походы, вражда, передел владений, борьба за места при дворе — все осталось прежним, не говоря уж о том, что даже место управителя двора передавалось, несмотря на выборность этой должности, по наследству.
В Испании и Италии королевский трон передавался не только по наследству, короля избирали на всеобщем собрании. Поэтому власть нередко переходила от одного герцога или вождя к другому. История лангобардов была впервые изложена во введении к своду законов, или «Трактате о происхождении лангобардов», составленном при короле Ротари. Первым хронистом лангобардов был епископ Секунд, но от его сочинения сохранились лишь отдельные фрагменты. Павел Дьякон мало доверял истории, поведанной в «Трактате», ему казалось, что упоминания о языческих богах Фрейе и Одине не более чем легенды. Однако сам Павел Дьякон сохранил для нас немало иных легенд, великолепный пример тому — история о сне короля Гунтрамна или предание об избрании Ротари на царство. Павел — последний из историографов варварских королевств, и в его повествовании государственные дела порой соседствуют с легендами, а послания церковных иерархов с самыми фантастическими приключениями. История вестготов была бы несколько скучной, сохранись она только в изложении Исидора Севильского, но автор «Хроники Фредегара» сумел поведать немало интересных фактов о жизни юго-западных соседей франков. Поскольку если ему и доводилось что-нибудь читать, то это были сочинения испанских епископов Исидора и Идатия, и писатель постарался восполнить краткость их изложения рассказами поразнообразнее да покровавее.
Особую часть книги составляет история современников франков, готов и лангобардов — загадочного королевства пиктов. Те самые, которые «варили вересковый мед», не оставили после себя сколько-нибудь полной историографии. Может быть, они-то и оставили, только все было сожжено разбойниками-норманнами, нередко совершавшими нападения на монастыри. Сохранились лишь скромные списки королей да еще несколько рассказов, записанных на латыни, древнеирландском и старофранцузском. И все же без пиктов, татуировавших свои тела загадочными знаками, картина варварской Европы была бы неполной.
Кому предназначена эта книга? Составляя ее, хотелось рассказать о мире, где на опушках лесов и за столами пиршественных зал складывался великий эпос. Из всех героев предания о Нибелунгах читатель не встретит на страницах этой книги разве что Зигфрида и его дракона, зато наткнется на чудовище «квинотавра», породившего род Меровингов. «Хроника Фредегара», «Книга истории франков» и «История лангобардов» сохранили легенды, без которых сегодня невозможно представить мировую литературу. Оживший лес Фредегонды пророс сквозь века до трагедии о Макбете и преобразился в энтов Дж. Р. Р. Толкина. Эпоха «Властелина колец» — еще один повод легендам о длинноволосых королях выйти из тени. Толкин немало заимствовал для Средиземья из мира варваров. Упоминаемое в хрониках Королевское Место — престол Ирландии — носит название Ло-Риен. А Мордор — одна из земель, расположенных во владениях древних пиктов. Ревностный поклонник Братства Кольца найдет на этих страницах множество буквальных, стилистических и сюжетных совпадений. Дж. Р. Р. Толкин открыл прекрасную возможность наблюдать за тем, как складывается эпос, и, хотя Нибелунги от нас далеки, эпоха Кольца наступила только вчера, а действие «Матрицы», где одним из главных героев становится программа Меровинг (заметили статуи франкских королей на лестнице?), развивается уже завтра. Можно порекомендовать «Предания длинноволосых варваров» как практическое пособие по созданию героических эпопей всем начинающим.
P. S. Одной из наиболее сложных задач оказался отбор материала. «Предания длинноволосых варваров» ни в коей мере не претендуют на полноту и исчерпанность темы: составителем руководило в первую очередь желание представить те легенды и истории, которые ранее были неизвестны в русском переводе, донести их до читателя в наиболее доступном и понятном виде. Сделанные сокращения — минимальны, стилистически сглажены в основном синтаксические несообразности. Опущены некоторые сюжеты, набившие оскомину, например история о франкском купце Само, основавшем государство славян, — национальная культура чувствует себя слишком ранимой, чтобы обсуждать подобные вещи. Объединение историй от королевства к королевству помогло задать развитию повествования ритм, в котором читатель сможет проглотить книгу от корки до корки.
P. P. S. Книгу открывают импровизации средневековых монахов-переписчиков о врожденных добродетелях и пороках, присущих каждому из народов. Все эти упражнения IX — XIII веков в стихийной психологии выросли из одной-единственной фразы, помещенной в «Этимологиях» Исидора Севильского. Начало, надо признаться, читатель, вполне традиционное, поскольку именно подобного рода списками заполнялись пустые места в манускриптах, объединяющих разнообразные исторические сочинения.
Я. Горелов.


В соответствии с различиями в климатических условиях и облике людей — как по цвету, так и по телосложению — имеет место также и различие в характерах. Ведь наделены римляне врожденной степенностью, греки — естественностью, африканцы — лицемерием, а галлы — мощью и стремительностью, и таким образом мы наглядно видим, сколь многое зависит от природы и климата.
Исидор Севильский. «Этимологии». IX , 2, 105.

О своеобразии народов
мудрость греков
храбрость готов
проницательность халдеев
горделивость римлян
дикость франков
гневливость британцев
похотливость шотландцев
суровость саксов
честолюбие персов
завистливость иудеев
миролюбие эфиопов
тороватость галлов
О пороках и врожденных изъянах народов
завистливость иудеев
нечестность персов
хитроумие греков
плутовство египтян
свирепость сарацин
легкомыслие халдеев
изменчивость африканцев
прожорливость галлов
пустая кичливость лангобардов
жестокость гуннов
непристойность свевов
глупость саксов
тупость баварцев
разнузданность басков
похотливость скоттов
пьянство испанцев
грубость пиктов
злобность норманнов
мерзостность славян
О врожденных добродетелях народов
мудрость евреев
стойкость персов
мастерство египтян
ум греков
солидность римлян
щедрость лангобардов
проницательность халдеев
сообразительность африканцев
твердость галлов
мощь франков
усердие саксов
быстрота басков
надежность скоттов
величественность пиктов
остроумие испанцев
гостеприимство бриттов
участливость норманнов
«О свойствах племен»
КОРОЛЕВСТВО ФРАНКОВ


О франкских королях, как пишет блаженный Иероним, — а они жили уже и в его время, — поэт Вергилий поведал такую историю. Первым царем у них был Приам. Когда Улисс обманом захватил Трою, им пришлось покинуть родину. Затем их царем стал Фриг, потом этот народ разделился на две части, одна из которых отправилась в Македонию. Другие же, названные по Фригу фригами, проникнув в Азию, осели на берегах реки Дуная и моря Океана. Они снова разделились на две части. Одни вместе со своим королем Франком отправились в путь, дошли до Европы и осели на берегах Рейна. Неподалеку от Рейна они принялись строить город, названный Троя. Но оное предприятие так и не было завершено. Другие же, оставшиеся на берегах Дуная, избрали себе короля по имени Торквот и по нему стали называться турками. Те же, кто был с Франком, стали называться франками.
«Хроника Фредегара». III , 1
События времен Троянской войны, изложенные вкратце святым Иеронимом, Фредегар дополнил пространным рассказом о происхождении франков, которых он возвел, наряду с македонцами, фригийцами, латинянами, а также турками, к троянцам, покинувшими родину после падения Илиона . По мнению Фредегара, франки, ведущие свой род от троянцев, самый отважный народ на земле. Они освобождаются из плена Улисса, затем переселяются в Македонию и участвуют в походах Александра Великого, наносят поражение Помпею. Характерной чертой франков является свободолюбие, причем оно, как отмечает Фредегар, свойственно не только той части племени, которая переселилась на территорию современной Галлии, но и двум другим ветвям, осевшим в Македонии и Фригии. Сообщение о том, что франки сначала были покорены консулом Помпеем, но затем восстали против него в союзе с саксами, видимо, восходит к «Этимологиям» Исидора Севильского, где Помпеи упоминается в связи с басками . Достоверных данных о том, что Фредегар позаимствовал концепцию о троянском происхождении франков из какого-то источника, привести не удается, однако можно предложить следующую гипотезу. Исидор Севильский рассказывает о греческом происхождении галисийцев, отказавшихся возвращаться на родину после окончания Троянской войны и переселившихся на Кипр, а затем в Галисию. По аналогии, опираясь на указание Исидора о том, что франки получили свое название от имени одного из вождей , Фредегар пытается сконструировать предание об их «исходе» из Трои. В пользу данного предположения говорят следующие аргументы. Во-первых, известие о происхождении франков построено на созвучии этнонимов «франки» — «фриги» (Исидор фригов не упоминает, следовательно, Фредегар предложил свою собственную этимологизацию). Во-вторых, параграфы о происхождении имен саксов и франков соседствуют в «Этимологиях» , поэтому хронист мог объединить эти два народа, повествуя о выступлении против Помпея. В-третьих, рассказывая о Западной Европе, Исидор ссылается на Вергилия , то же самое делает Фредегар, указывая в третьей книге , что о происхождении франков можно прочесть у Вергилия и святого Иеронима. По-видимому, автор «Хроники» был знаком с главой «О названии народов» из «Этимологии», более того, он внимательно прочитал ее и запомнил, однако по прошествии многих лет факты потеряли логический строй и в памяти Фредегара осталась лишь общая идея о прочитанном, так что содержание он старался воспроизвести, полагаясь на собственную эрудицию и сообразительность. Именно поэтому большинство деталей, присутствующих в рассказе Исидора о Западной Европе, нашли свое место в повествовании Фредегара, но вместо последовательности энциклопедических статей появилось целостное сюжетное повествование.
Троянское происхождение франков
Началось все с того, что Приам похитил Елену. Десятилетняя Троянская война разгорелась из-за ссоры между тремя женщинами, поспорившими, кто из них достойна награды как самая красивая. И вот одна пообещала Елену пастуху, [который должен был] рассудить это дело. Мемнон и амазонки пришли Приаму на помощь.
Вот происхождение франков. Приам был их первым царем, в исторических трудах говорится о том, что вторым был Фригии. Затем франки разделились на две части. Одна часть [племени] отправилась в Македонию, призванная на помощь народом, населявшим те земли, ибо его теснили соседние племена, и от этого народа они приняли свое имя. Потом в течение многих поколений [пришельцы и местные жители] вступали в браки, и родившиеся от них македонцы стали самыми могучими воинами, что впоследствии было подтверждено той славой, которую они стяжали во времена царей Филиппа и Александра.
Другая же часть племени, обманом захваченная Улиссом, покинула Фригию, однако, отпущенные на свободу, они, вместе с женами и детьми скитаясь по многим странам, избрали своим царем Франция, по которому и стали именоваться франками. Впоследствии — а Франций, как говорят, был могучим воином и многократно вступал в сражения с другими племенами, — разорив Азию, они переместились в Европу и поселились между Рейном или Дунаем и морем.
Здесь умер Франций, а поскольку в результате войн, которые он вел, в живых осталось мало народу, они выбрали из своей среды герцогов. И, отвергая чужое владычество, они долго жили под их правлением, пока не пришли времена консула Помпея, который, вступив в войну с ними и с прочими народами, обитавшими в Германии, целиком подчинил ее власти Рима. Но затем франки, объединившись с саксами, восстали против Помпея и свергли его. Помпеи умер в Испании, воюя с многочисленными племенами. После этого и по сей день ни один народ не смог одержать верх над франками, а вот они покорили многих. Точно так же и македонцы, имеющие с ними общие корни, хотя и были сильно изнурены тяжелыми войнами, однако всегда стремились к свободе. Как утверждает молва, третьей ветвью этого племени являются турки, ибо, когда франки странствовали по Азии, ведя многочисленные войны, а затем проникли в Европу, какая-то их часть осела на берегу Дуная между Океаном и Фракией. Они избрали себе короля по имени Торквот, и от него это племя приняло название турки. Франки, отправившись своим путем, вместе с женами и детьми продвигались вперед, и не было такого народа, который смог бы устоять против них. Но, поскольку они многократно вступали в сражения и Торквот к тому времени их покинул, когда франки поселились на Рейне, [племя] это было уже весьма малочисленно.
«Хроника Фредегара». II , 4 — 6
С тяжелым сердцем я собираюсь рассказать о напастях, которые обрушили на Лакедемонию, Норик, Паннонию, Истрию и Албанию правители соседних, расположенных к северу областей, сначала римляне и тиран Нумитор, затем братья Ромул и Рем, а затем Тарквиний Прииск, Гордый. Так вот, Нумитор преступно захватил царство и стал во главе войска, подверг безжалостному опустошению Тоскану, он пересек Пирейские горы и Цизальпийские отроги, захватил Норик и с жестокостью покорил Истрию, а перейдя через Истр, стал сражаться с албанцами, но не смог победить их и возвратился назад с большой добычей. Некоторое время спустя между внуками и дедом возникла распря, и Ромул восстал на деда, убил Нумитора, дерзко и целеустремленно захватил царство, обнес город Эвандрию стенами и укреплениями и назвал этот самый город в свою честь Римом. Убив деда, он не остановился перед братоубийством и уничтожением Рема, предавшись всякому нечестию и помешавшись от разнузданности. Собрав римское войско и преисполнившись дедовской свирепости, он жестоко разбил лакедемонян, разорил Паннонию, перешел Семеон, и после первого разорения Трои отправился, кровожадный, к городу во второй раз, и вступил в безжалостное сражение с Франком и Вассом — теми, кто остался из царского рода, и, победив их, снова взял Илион и возвратился назад в Город. Франк и Васе заключили союз с албанцами и выступили единым войском против Ромула, перешли через Истринские горы и встали лагерем, а Ромул поставил свой лагерь напротив них. Когда он снова отправился сражаться с Франком и Вассом, то воздвиг на горе знаменитое святилище и алтарь Юпитера. Оба войска выстроились друг против друга, приготовились к битве, и началась сеча. Ромул, поскольку он привел с собой больше воинов, в этом безжалостном сражении вышел победителем и одержал верх над своими противниками. Франк и Васс, увидев, что разбито их войско, с горсткой оставшихся в живых обратились в бегство и так спаслись. Албанцы были повержены и побеждены, а те немногие, кто смог избежать этого великого истребления, возвратились в свои края. Франк, как мы говорили, и Васс, увидев, что побеждены, а страна их разорена и превращена в пустыню, покинули родину и с немногими сотоварищами — людьми, готовыми сражаться, — проникли в Рецию, достигли непроходимой и пустынной Германии, оставив Меотидские болота по левую руку, зажили жизнью пиратов, разбойников и грабителей и построили город, назвав его на своем варварском наречии Сикамбрия, что означает «меч и лук», которые по обычаю разбойников носят обнаженными. Ромула вновь обуяла жажда человеческой крови, и, собрав большое войско, он вторгся в Истрию, пролил столько крови, что она заполнила русло самого Истра, и, одержав победу, отправился в Албанию. Долго рассказывать здесь о том, какие происходили битвы и сражения, но Ромул, потеряв большую часть своих воинов, возвратился с огромной добычей и пленными. После этого он завоевал Валерию, занял и захватил все приморские города в пределах Италии и подошел к городу Мантуе, построенному Манто, дочерью Тиресия, обосновавшейся после разрушения Фив в Италии, в округе Венеции, или Галлии Цизальпийской. Так вот, Ромул захватил его, разрушил и сровнял с землей. Дальше он обосновался в Галлии, всех подчинил своей власти и обложил данью, всевозможными злодейскими способами отбирая земли и царства, проливая столько человеческой крови, что после этого оказавшиеся в плену женщины и дети не ведали ни о своей стране, ни о языке, на котором прежде говорили, у них не осталось ничего своего и они потеряли всех родственников.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26