Философия - главная    Психология    История    Авторам и читателям    Контакты   

Философия


Но я дал
согласие, меня подвигли на это весьма веские доводы, и никто не в силах
помешать мне сдержать данное мною слово. Я не желаю ничего слушать.
Почтительно молю мне внять в последний раз, могу принудить я свой
выполнить приказ.
Эту реплику Щелчок вычитал в какой-то трагедии и был очень горд,что
нашел случай столь уместно ею воспользоваться. Затем он повернулся спиной
к Скорлупке и удалился, оставив ее наедине со своими печальными мыслями.
Только она хотела запереться у себя в комнате, чтобы дать волю слезам, как
ей доложили, что явился тот, по чьей вине она собралась их проливать.
Принц Хек бесцеремонно вошел и бросился к несчастной принцессе, чтобы
заключить ее в свои объятия, а у нее едва хватило сил его оттолкнуть.
- Вы небось себя не помните от радости, что такой красивый малый, как
я, готов вас взять в жены. Я нахожу, что вы вполне милы и заслуживаете
моей милости. Поверьте,я даже не очень сожалею о той глупости, которую
совершаю, вступая в брак.
Природная мягкость принцессы не позволила ей показатьвсю меру
возмущения, которое охватило ее от слов принца.
- Принц, - ответила она, - я понимаю, что ваш выбор большая для меня
честь. Я знаю также, что вы получили согласие моего отца. Но если вашему
сердцу ведомы великодушие и сострадание, то сжальтесь над бедной
принцессой, которая испытывает непреодолимое отвращение к браку.
- Это пустяки, сущие пустяки, - сказал Хек. - Моя бабушка, которая
отнюдь не была дурой, мне не раз говорила, что все девушки так глупо себя
ведут, когда им говорят о свадьбе, но это,как говорится, лишь отход на
разбег. Я достаточно искушен в таких делах, чтобы видеть, что вы смотрите
на меня с вожделением, вам бы хотелось, чтобы я уже был ваш, ведь верно,
плутовка?
- Бог свидетель, - возразила Скорлупка, - что я с вами говорю вполне
искренне, я не умею скрывать своих чувств и клянусь вам, что я обнажила
перед вами свое сердце.
- Очень жаль, моя прелесть, - сказал Хек, - но мы сумеем справиться с
этим строптивым сердечком, не сомневайтесь. Чтобы оно смягчилось,
разрешите один поцелуй!
С этими словами он снова подошел к принцессе и попытался даже ее
поцеловать.
- Наглец! - воскликнула она. - Остановись, не доводи меня до
отчаяния, не то я буду на все способна!
Хек не ожидал такого отпора, он стоял, словно в рот воды набрал,
потом наклонил голову, почесал затылок и вышел, так и не проронив ни
слова.
Что касается принцессы, то это объяснение отняло у нее столько сил,
что она без чувств упала на руки своих служанок.
Обморок оказался таким длительным, что все уже стали опасаться за ее
жизнь и решили, что необходимо сообщить Щелчку, какая ей грозит опасность.
Одну из служанок - звали ее Болтушка - отправили к королю с печальной
вестью.
Болтушка была до того болтлива, что второй такой днем с огнем не
сыщешь. Она с радостью взялась выполнять поручение, ибо ей лишний раз
представился случай проявить дарованный ей небом талант: употреблять много
слов без всякого толка. Каждое третье слово сопровождала она поговоркой
или присказкой, благодаря чему летописцам удалось установить ее
родственную связь со знаменитым Санчо Пансой, самым верным из слуг, - его
дядя был ее тетей.
Болтушка рассказала о случившемся так, как и следовало ожидать от
такой умницы-разумницы, как она: она сильно преувеличила грубость принца
Хека, рыдала, говоря о больной принцессе, уверяла, что Скорлупка,
несомненно, уже умерла, осуждала отцов, которые своей жестокостью ввергают
дочерей в отчаяние, и тут же попыталась расказать историю одной своей
родственницы, которая в подобной ситуации предпочла смерть.
Щелчок не стал ее слушать, а побежал в апартаменты своей дорогой
Скорлупки, которая все еще лежала без сознания. Вместе со служанками он
стал приводить ее в чувство, и наконец несчастная принцесса открыла глаза,
и тут же из них градом полились слезы. Король испытал к ней сострадание,
пожалел, что был столь суров и непреклонен с этим прелестным созданием.
Уходя, он пообещал переговорить с принцем и взять назад данное ему
обещание.
Эти слова несколько успокоили Скорлупку. А король сразу же отправился
к принцу и рассказал, в каком ужастном состоянии он нашел юную принцессу,
объяснил, что она испытывает явное отвращение к браку и что поэтому их
помолвку надо разорвать или, во всяком случае, отложить предстоящую
свадьбу на неопределенный срок.
- Что ж, - сказал он, - раз вы неверны своему обещанию, воля ваша,
вам решать, кому отдать Скорлупку в жены, не такой уж она лакомый кусочек,
чтобы из-за нее биться, и без нее найдется немало принцесс, которые за
счастье сочтут войти в семью Хеков. Однако, прежде чем забирать свое
слово, вам следовало бы подумать о той протекции, которую я могу вам
составить у людоедки Канкан, с которой я связан теснейшими узами родства.
Вы ведь знаете, что мой прадедушка в первом браке был женат на крестной
отца матери одного человека, троюродный брат которого был влюблен в тетку
мужа этой крестницы, имевшей родственника, дружившего с этой людоедкой. К
тому же мой дедушка и ее дедушка были нашими общими дедушками. Судите
сами, в силах ли она будет мне отказать, если я попрошу ее расколдовать
ваш нос и вернуть вам то озеро сладкой каши, которое она у вас отняла.
Услышав, что есть надежда получить обратно озеро, Щелчок, который
никак не мог примириться с этой потерей - его скупость была так велика,
что он был готов пожертовать всей своей семьей и даже своей собственной
персоной ради накопления богатств - бросился Хеку на шею и стал его
уверять, что он лучший принц в мире, а Скорлупка - просто дурочка, если не
может его оценить по достоинству. Пусть умирает с горя, но она станет его
женой, такова воля отца. Не откладывая дела в долгий ящик, король тут же
вернулся к дочери и обратился к ней со следующими словами:
- Я обещал тебе, моя бедная Скорлупка, что я изменю свое решение. Я
только что разговаривал с принцем Хеком и сделал все возможное, чтобы
убедить его разорвать вашу помолвку. Но если ты узнаешь, на каких условиях
он просит твоей руки, ты, быть может, сделаешь над собой усилие и ради
твоего дорогого папочки согласишься на этот брак. Да, моя дорогая дочь,
если ты выйдешь за него замуж, он обещает уговорить Канкан вернуть мне мой
бульдожий нос, и я больше не буду ходить с этим уродливым длиннющим
носищем, который приносит мне столько страданий. Короче говоря, дитя мое,
нос твоего короля находится в твоих руках, тебе достаточно произнести одно
слово, и судьба его решится.
Добрый король Щелчок был хитрецом и поэтому ни словом не обмолвился о
том, что Хек пообещал ему вернуть и озеро с кашей, но он поостерегся об
этом упоминать, чтобы не прослыть таким скупцом, каким он был на самом
деле.
- Докажи мне лишний раз, - продолжил он, помолчав, - сколь велика
твоя любовь ко мне. Не мпорю, принца Хека не назовешь красавцем, и не буду
отрицать, что он пахнет морскими водорослями. Но ко всему этому можнов
конце концов привыкнуть. И уж поверь, ты будешь не первой красавицей,
которая взяла себе в мужья урода.
- Сударь, - ответила Скорлупка, - я испытываю к принцу такое
отвращение, его наглые манеры вызвали у меня такой ужас, что мне легче
было бы принять самую жестокую смерть, чем навеки соединить свою жизнь с
таким чудовищем. Нипросьбы, ни угрозы не могли бы меня поколебать, но
сейчас сердце мое дрогнуло, поскольку речь идет о вашем интересе. Я буду
послушна вашей воле и не позволю себе даже не единой жалобы. Раз ваше
счастье зависит от моего послушания, то вопрос решен: заверьте принца, что
я готова отдать ему свою руку.
Король Щелчок пришел в восторг, поцеловал свою дорогую дочь и побежал
сообщить принцу Хеку об этом неожиданном обороте дела, а также дать все
распоряжения для свадьбы.
Скорлупка оказалась в таком тяжелом положении, что и вообразить
нельзя: каждый день ей приходилось терпеть все новые наглые выходки со
стороны Хека, который не покидал ее ни на час, если не считать того, что
он ездил на охоту добывать всякую пакость, которая для него была
лакомством. Только в эти редкие часы принцесса могла свободно предаваться
своей печали и жаловаться верной Болтушке, ибо другой наперсницы у нее не
было.
Болтушка никак не могла взять в толк, зачем плакать в канун свадьбы,
и находила немало глупых доводов, пытаясь утешить свою принцессу.
- Что вы убиваетесь день-деньской? - говорила она Скорлупке. -- Ведь
слезами делу не поможешь. Дни сменяли друг друга, но один на другой не
похож. Я вам советую запастись терпением, потому что, как говорится,
терпение и труд все перетрут. Быть может, лучше синица в руках, чем
журавль в небе. Недаром в песне поется, что нет ничего лучше хорошего
мужа, хотя все знают, даже самый лучший ничего не стоит. Но, как известно,
один в поле не воин, да к тому же на всякую старуху бывает проруха. Брак -
это как азартная игра, и не известно, где найдешь, а где потеряешь. Как
говорила моя крестная, покупайте одного, укусите другого и выберите
худшего. Каков бы ни был ваш суженный, постарайтесь его подстричь под свою
гребенку, но при этом помните, что всякому овощу свое время, и не
стреляйте из пушек по воробьям. Если вы в дальнейшем не будете довольны
своей судьбой, то впору вам напомнить, что сама себя раба бьет, коль не
чисто жнет. Как известно, на всякого мудреца довольно простоты, но не
забывайте, что лиха беда начало.
Конечно, слушая меня, вы скажете, мол, чужую беду рукамиразведу, но
ведь все равно никто еще сухим из воды не выходил. Так или иначе, я
утверждаю, что у страха глаза велики, а конец - делу венец, и не скажи
"гоп!", пока не перескочишь.
Болтушка была готова часами разговаривать на такую увлекательную
тему, но принцесса, которая в отличие от многих, не забавлялась слушая
глупости, приказала ей замолчать.
Наконец наступил день этой роковой свадьбы. Все музыканты города были
приглашены во дворец, а поварята не успевали снимать пену с кипящих котлов
и вертеть вертела. По этому торжественному случаю улицы были подметены, и
на них толпился народ, чтобы поглядеть на красавицу невесту и урода
жениха. Все радовались предстоящему празднику, или, во всяком случае,
казалось, что радуются, печальной была только бедная Скорлупка. Она
покорно сидела, пока ее причесывала Болтушка, но была не в силах
произнести ни слова. Сейчас ее, невинную жертву, поведут к алтарю, и она,
не позволив себе даже вздохнуть, вынесет все до конца.
Свадебный кортеж двинулся из дворца в следующем порядке: впереди всех
был принц Хек, он сидел верхом на своем скате и его сопровождала
многочисленная свита. Следом показался нос короля, который величественно
несли двое его пажей, а вокруг шло пятьдесят человек, роскошно одетых, -
это были самые умелые мастера щелчков и, да будет нам позволено так
выразиться, не переставая, прямо на ходу, щелкали королевский нос. Это
придавало всему шествию величественность и великолепие, доселе не
виданные. Затем шел сам король, ведя под руку несчастную Скорлупку.
Принцесса вызвала восхищение всех зевак. Каждый восклицал : "Ах,
какая красавица! Ой, какая жалость!" Улицы прямо гудели от этих возгласов.
Кортеж замыкали музыканты, игравшие кто на чем горазд. Были тут и
флейты, и барабаны, и флажолеты, и корнет-а-пистоны, и простые свистки, и
колокольчики, и морские дудки и бубенчики, и гитары, и рупора, и всякие
другие инструменты, звуки которых сливались в самую прекрасную в мире
гармонию.
Свадьба неуклонно продвигалась вперед. Она приближалась уже к собору,
как кто-то закричал: "Ой, глядите, летят журавли!" Тут уместно будет
сказать, что каждый год в течении шести месяцев над этим королевством
пролетало такое количество журавлей, что воздух ими кишмя кишел и часто
даже не было видно солнца.
А в этот год журавли почему-то долго не прилетали, что заставляло
стариков говорить, будто королевству грозит великое несчастье.
Поэтому, как только послышались крики: "Летят журавли!", каждый, кто
был на улице, радовался, задирал голову и подтверждал: "И правда, вон они
летят!"
Король отличался безумным любопытством, известно, что это слабость
всех великих людей. Он остановился и захотел, как и все, поглядеть на
журавлей. Но из-за крайней длины своего носа он был не в состоянии задрать
голову, и это его ужастно огорчило.
Знаменитый инженер, который случайно оказался рядом, предложил
подпереть ворот, на котором был накручен королевский нос, огромной вилой,
и с его помощью поднять его. Так как этот инженер был еще и великим
физиком, он сразу сообразил, что таким способом королевская голова
откинется назад, и король сможет любоваться журавлями, сколько его душе
будет угодно. Предложение сочли очень дельным, и придворные тут же
принялись его осуществлять. Итак, король утешился тем, что смог наконец
увидеть журавлей, и зрелище это показалось ему до такой степени
занимательным, что он велел принести себе стул, чтобы не торопясь и удобно
устроившись, всласть наглядеться на птиц.
Однако не прошло и минуты, как один из журавлей, тот, который летел
ниже остальных, принял нос бедного короля за требуху и с жадностью
накинулся на него. Потом еще один журавль последовал примеру первого, за
ним - третий, между ними тут же завязалась драка, во время которой они
опрокинули ворот, а следовательно, размотали нос. Итогда все несметное
количество журавлей налетело на нос, будто коршуны, каждый желал вырвать
себе лакомый кусочек. Глядеть на это было и смешно, и страшно.
Легко себе представить, что такой журавлиный бой причинил королю
Щелчку ужасные страдания. К тому же его наверняка унесла бы эта несметная
стая птиц, если бы люди из свиты короля не держали его изо всех сил.
Но этим дело не кончилось. Первые журавли, так и не сумев поживиться
и устав бессмысленно клевать нос, еще не успели улететь, как прилетели
новые, тоже приняли этот нос за требуху и с той же жадностью, что и
первые, накинулись на него. Так стало ясно, что, пока не пролетит вся
стая, конца королевской пыткеи не предвидится, а на это уходило, как мы
уже говорили, не меньше шести месяцев.
Ужасное происшествие с журавлями, естественно, прервало ход свадьбы.
И хотя принц Хек, нимало не заботясь о короле, бестактно требовал от
Скорлупки, чтобы она, невзирая ни на что, шла скорее в храм венчаться,
она, естественно, не могла на это согласиться. Тогда он ее покинул, решив,
чтобы не терять зря временя, поохотиться, как обычно, на всякую пакость.
А Скорлупка поспешно вернулась во дворец и приказала собрать всех
самых знаменитых врачей королевства в надежде, что они найдут средства
облегчить страдания короля.
Больше ста гонцов отправились во все концы страны, а принцесса, у
которой было самое доброе в мире сердце, предалась отчаянию. И в тот
момент, когда она собралась вернуться к королю, чтобы его утешить хоть
словом, она увидела, что ко дворцу подъехал молодой всадник, красивый как
бог. Не буду его описывать, достаточно сказать, что, не считая Скорлупки,
он был самым совершенным созданием на свете.
Он сидел верхом на великолепном белоснежном коне, седло его было из
пряников, стремена - из кожуры апельсина, а уздечка - из жженого сахара.
У этого очаровательного всадника латы были из леденца, с его плеч
свисал плащ лимонного цвета, элегантно подхваченный пряжкой из цветов
апельсина.
Его сопровождало шестьдесят всадников, все они восседали на таких же
белоснежных конях, и у каждого в руках были сплетенные из лимонной кожуры
роскошные корзины, наполненные доверху всевозможными драже, засахаренными
орехами, карамельками, пастилой, пралине, меренгами, ромовыми бабами,
эклерами, трубочками с кремом, корзиночками со взбитыми сливками, а также
анисовым монпасье из Вердена, черносливом из Тура, пряниками из Реймса,
бисквитами из Гавра, сардельками с улицы де Бар, голландским сыром и мылом
из Булони.
Хотя Скорлупка была в страшном горе, она не смогла не залюбоваться
этой изящной кавалькадой и не остановит внимательного взгляда на том,
который, судя по его облику, был их предводителем. Она даже шепнула своей
наперснице Болтушке, что при дворе еще в жизни не видела такого ладного
кавалера.
- Верно, - поддакнула Болтушка, - этот господин недурно сложен, но
справедливо говорят, что по одежке встречают, по уму провожают и как
аукнется, так и откликнется. Если бы ваш урод Хек был бы сработан по этой
модели, вам бы не хотелось бежать куда глаза глядят и вы бы не рыдали как
белуга. Но, повторяю, давайте запасемся терпением, как говорится, человек
полагает, а бог располагает, скоро сказка сказывается, да не скоро дело
делается, а смеется тот, кто смеется последним. Я видела немало людей,
которые сражаются с ветренными мельницами, зато другие всегда выйдут
сухими из воды и за словом в карман не полезут. И я не стану повторять,
что поспешишь - людей насмешишь, прежде чем полюбить, надо познакомиться,
ибо не все то золото, что блестит, и нам с лица не воду пить. Молодые люди
всегда делают хорошую мину при плохой игре, глаза-то у них завидущие, и вы
сами знаете, что значит пустить козла в огород. Впрочем, с волками жить -
- по-волчьи выть, с этим не поспоришь, хотя верно и то, что рыбак рыбака
видит издалека. А еще хочу вам сказать, что береженого бог бережет, а
снявши голову, по волосам не плачут. И хоть деньги счет любят, не в
деньгах счастье. Плохо плыть по житейскому морю без руля и без ветрил, это
точно, но если зайца долго бить, то можно его научить и спички зажигать.
Одним словом , жизнь прожить, не поле перейти, а чем дальше в лес, тем
больше дров, в этом не сомневайтесь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34