Философия - главная    Психология    История    Авторам и читателям    Контакты   

Философия



Эти слова были произнесены с такой твердостью, что принц Хек, который
в довершение всех своих замечательных качеств был еще и трусоват,
испугался. Он вышел из дворца, не оглядываясь, сел на ската и отправился
на свой остров, обдумывая планы будущей мести.
Скорлупка была очень благодарна Леденцу за ту горячность, с которой
он принял ее сторону и избавил ее от присутствия Хека. Ведь от него можно
было ожидать чего угодно, не пошли ей судьба столь благородного защитника.
И с этой минуты она, сама того не замечая, в знак признательности отдала
ему свое сердце, за которое готовы были драться даже те, кто утратил к
жизни всякий интерес. Что же до Леденца, то он принял такую дозу любви,
что не мог ни спать, ни бодрствовать. Он ел теперь всего лишь четыре раза
в день, одежда болталась на нем, как на вешалке, на него просто жалко было
смотреть. Горе, которое обрушилось на принцессу, не позволяло принцу ей
открыться, признаться в том пламени, которое его пожирало. Зато он
прекрасно закатывал глаза и кидал столь огненные взгляды на Скорлупку, что
она их, конечно, замечала, хотя и имела осторожность не подавать вида.
Однажды она попросила его досказать ей свою историю, которая ее волновала
больше, чем она смела себе признаться. Леденец, отличавшийся особой
вежливостью, не заставил себя дважды просить.
ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ ПРИНЦА ЛЕДЕНЦА
Мы остановились на том, что я оказался в ловушке, словно в мышеловке.
Нож был отточен, Канкан подходила ко мне все ближе, я пребывал в ожидании
верной смерти, и вот в этот момент людоедка, ища соль, случайно угодила
рукой в корзину с вафлями, которые ей дала моя мачеха. В порыве
чревоугодия она схватила одну из них и так жадно, так неосторожно сунула в
рот, что те несколько зубов, которые у нее еще оставались, тут же
сломались.
Людоедка пришла от этого в бешенство и издала такой чудовищный вопль,
что у всех беременных кобыл в округе двадцати пяти лье наверняка случились
выкидыши.
- Увы мне, - вопила она, все больше распаляясь. - Я уже никогда не
смогу есть свежатину. Ах, если бы я хоть успела слопать этого мальчишку,
меня бы это утешило, я могла бы примириться со своей судьбой. Но потерять
все зубы как раз тогда, когда появился такой лакомый кусочек, нет, этого
пережить нельзя, это выше моих сил! Это ты, подлая Эссенция, сделала мне
такой коварный подарок! Из-за твоих проклятых вафель стряслась со мной
беда! Чтобы тебя наказать, я верну свободу этому молодому принцу, тем
более что он мне уже ни к чему. Ты мечтала от него избавиться, но он будет
жить тебе назло! Уходи! - крикнула она мне, открывая западню. - Спасайся,
пока не поздно! Твое счастье, что во мне так и клокочет ненависть к твоей
чертовой мачехе! Не то тебе бы несдобровать!
С этими словами она схватила меня за руку и отшвырнула за три лье от
своей ужасной пещеры. К счастью, я упал на нос, поэтому не ушибся. Но я не
знал, какую дорогу мне избрать в жизни, у меня не было ни опыта, ни
средств, и я то и дело попадал в безвыходное положение. Я уже готов был
стать на путь разбоя, когда волею небес, видимо, ко мне благосклонных, я
повстречал отряд савояровзолотарей. Я сразу оценил их великодушие, они
избавили меня от всех забот.
Безо всяких колебаний вступил я в этот прославленный отряд и скажу,
не хвастаясь, что довольно долго прослужил в нем и не раз отличился. С
первых же шагов я стал мастером своего дела и достиг вскоре таких успехов,
что товарищи начали мне завидовать.
При первых же неприятностях я решил уйти из отряда. Если раньше меня
кормило дерьмо, то теперь я получал доход от дыма - я сделался
трубочистом. Эта профессия, которая ежедневно возвышала меня над людьми,
приносила большое удовлетворение моему честолюбию, подогретому высоким
происхождением. Моя храбрость и песни, которые я распевал, стоя на самом
краю высокой трубы, вызывали у людей восхищение.
Но опасно долго играть с огнем, да к тому же мне хотелось отточить
свой художественный вкус, и я выбрал себе новое дело по душе: выступать на
ярмарках. Я купил шарманку и живого сурка и стал бродить по стране. Я
зазывал публику подивиться на всякие чудеса, на "Волшебный фонарь",
зазывал с такой страстью, так серьезно и благородно, что один крупный
финансист заметил меня, выделил из всех и взял к себе в дом плясать под
его дудку. Кем только я не перебывал у него за годы службы: сперва лакеем,
потом камердинером и, наконец, его секретарем.
Мой хозяин относился ко мне с большим доверием и даже хотел, чтобы я
женился на некоей племяннице его брата, которую он с детства воспитывал в
пансионе втайне от своей жены. К этой племяннице он был очень привязан,
потому что своих детей у него не было. Я поблагодарил его за доброту, но
отказался, и это лишь подтвердило его подозрения на мой счет. Он стал меня
с таким пристрастием расспрашивать, что в конце концов я сдался и открыл
ему свое происхождение.
С этой минуты он стал относиться ко мне с особым уважением и вызвался
тайком отправиться к моему отцу, чтобы рассказать о жестокости королевы и
о том, в каком трудном положении я оказался.
Ему и в самом деле удалось не только проникнуть во дворец, но и
переговорить с глазу на глаз с королем. Король был безутешен, он оплакивал
мою гибель, в которой не сомневался. Узнав, что счастливый случай спас
меня от стольких бед, он стал хохотать как безумный. Однако жена его
обращалась с ним, как с маленьким, и он не смел ни в чем ей перечить, да к
тому же он опасался, как бы мачеха своими злыми кознями меня не погубила.
Поэтому он передал мне, чтобы я не появлялся при дворе, аа отправился бы в
город у самой границы, где меня будут ждать, конечно, втайне от королевы,
каретав и свита, соответствующие моему рангу. В течение шести лет я
переезжал из королевства в королевство, посещал все самые блестящие дворы,
я искал развлечений, и любовные похождения помогали мне развеять тоску
изгнания. Для забавы я занимался и музыкой, притом весьма успешно. Я
неплохо играю на разных струнных инструментах.
Я повидал за эти годы всех самых красивых принцесс на свете, но
оставался совершенно равнодушным, они меня соблазняли не больше, чем
обезьяны, я не мог без насмешки смотреть на галантных ухажеров, не
сводящих с них глаз. Я был убежден, что Амур не нашел еще той стрелы,
которая могла бы ранить мое сердце. И маленький проказник мне отомстил. Он
привел меня к одной молодой принцессе. Боже, до чего же она прекрасна! Это
самое совершенное творение Всевышнего, бриллиант! Все остальные красавицы
мира ничего рядом с ней.
Небу было угодно соединить в ней все прелести ума и сердца, все то,
что другим женщинавм выдается так скупо. Что мне еще сказать, принцесса? Я
люблю, горю, тоскую, вздыхаю, думаю денно и нощно об этом очаровательном
существе. Но у меня есть соперник, и это ввергает меня в отчавяние. Боязнь
оттолкнуть предмет моих воздыханий заставляет меня молчать, я не смею ей
открыться. Чистота моих чувств меня не обнадеживает, и хотя любовь
бесцеремонно толкает меня объясниться, почтение берет над ней верх и
затыкает мне рот. Я обречен, увы, любить всю жизнь, не имея никакой
надежды на взаимность.
Леденец замолчал, а Скорлупка, услышав, что принц влюблен, почему-то
покраснела.
- Не могла бы я узнать, - сказала она не без досады, скрыть которую
ей не удалось, - кто же она, это прелестное создание, которая сумела
полонить ваше сердце?
- О сударыня, - ответил Леденец, - не терзайте меня, не заставляйте
заикаться, не требуйте, чтобы я раскрыл вам секрет, который оскорбил бы
мое божество, я не переживу, если предмет моего обожания разгневается, вы
увидите, как я задохнусь от горя и упаду бездыханным.
- Ой, как нехорошо быть таким жестоким, - сказала Скорлупка. - А я
надеялась, что вы будете настолько любезны и совершите ради меня эту
небольшую жертву. Хоть я и женщина, я совсем не болтлива, и от меня никто
не узнал бы вашего секрета. Но раз вы так ломаетесь, то храните этот
секрет про себя, я вовсе не горю желанием его узнать.
- Ваша воля для меня закон, сударыня! - воскликнул Леденец и упал на
колени. - У ваших ног принц, который потерял голову, увидев такие
совершенства. Накажите безрассудного смельчака, который посмел вас
полюбить и сказать вам об этом. Дайте мне пощечину. Чего вы медлите? Удар
вашей прелестной ручки мне будет слаще меда.
Скорлупка растерялась от такого поворота, которого совсем не ожидала,
и теперь она не знала, как ей следует себя вести. Долг требовал от нее
одного, а сердце - другого. Болтушка, заметив, что ее хозяйка в
нерешительности, как ей ответить, воспользовалась такой прекрасной
возможностью обрушить на всех поток своих слов и прервать молчание,
которое она с таким трудом хранила.
- О сударыня, вы были бы более жестокой, чем султан китайский, если
бы не пожалели этого бедного юношу. Я сама не в силах сдержать слез,
слушая его. Поверьте мне, незачем доставать луну с неба и дуть на воду,
обжегшись на молоке, надо ковать железо, пока горячо, будь проклят тот,
кто подумает дурное, нельзя надеяться, что все это случиться после
дождичка в четверг, но нельзя и забывать, что дорого яичко к Христову дню
и что аппетит приходит во время еды, а то как бы не пришлось себе локти
кусать, нечего ломаться, напрасно вы думаете, что береженого бог бережет,
но всякий знает, что, снявши голову, по волосам не плачут. Конечно, кто я
такая, чтобы вам советы давать, как говориться, всяк сверчок знай свой
шесток, но ведь известно, что бедность не порок, однако все же пальца мне
в рот не клади, так вот знайте, главное, чтобы меч был в руке, и тогда все
едино, ешь не хочу, уж можете мне поверить, я в сердечных делах кое-что
смыслю, немало сама погрешила в молодые годы, и мой возлюбленный никогда
не откладывал на завтра то, что можно сделать сегодня, он был мастер на
все руки и все мне твердил: со мной не соскучишься, и это была святая
правда, бывало, не оглянешься, как ночка пролетит, лиха беда начало, как
говориться в таких случаях, я быв и сейчас охотно с ним позабавлялась, но,
как известно, человек полагает, а бог располагает; мой дружок вот уже
десять лет, как ушел в мир иной, бедняга, так вот, хоть и правда глаза
колет, но я не боюсь вас разгневать и буду неустанно повторять: куйте
железо, пока горячо!
Эта разумная речь помогла Скорлупке собраться с мыслями. Она еще
потешила немного свою гордось, но, бросив взгляд на Леденца, увидела в его
глазах столько страдания и любви, что разом забыла все свои благие
намерения.
- Встаньте, - сказала она прерывающимся голосом и отпуская глаза. -
Меня должна была оскорбить ваша страсть, в которой вы посмели мне
признаться, не испросив предварительно согласия моего отца, тем более, что
вам известно, что он выбрал мне другого мужа. Однако я готова простить вам
ваше дерзкое признание, но только если вы мне пообещаете забыть о своей
любви, которая меня оскорбляет.
- Нет, сударыня, нет, - прервал ее Леденец. - Я никогда не забуду о
своей любви, я слишком честный человек, чтобы дать вам такое обещание, с
каждой минутой эта преступная любовь будет все возрастать, но вспомните,
несравненная принцесса, что я молчал, что это вы заставили меня вам
открыться. И прежде чем вынести свой окончательный приговор, учтите, что
страсть моя чище родниковой воды, я хочу, чтобы вы стали моей только с
согласия вашего отца и после визита к нотариусу, а пока необходимо вырвать
вас из объятий гнусного соперника, который заслуживает всяческого
поношения, а не чести делить с вами брачное ложе. Если и после всего
сказанного мое признание вас оскорбляет, я готов тут же, не сходя с места,
повеситься. И даже если меня за это лишат почетного звания, я все равно
буду счастлив принять эту смерть, раз она вас хоть на мгновение позабавит.
Решайте мою судьбу, принцесса, решайте скорее! Скажите, прощает ли меня
ваше сердце или ненавидит, одно ваше слово сделает меня счастливым или
погубит.
- Не требуйте ответа у этого сердца, - сказала принцесса, нежно глядя
на Леденца и тяжело вздыхая. - Не требуйте ответа у этого сердца,
неспособного сейчас ни на какие чувства, кроме горя, которое его пожирает.
Затем Скорлупка подала принцу руку, чтобы он поднялся с колен. Он
осмелился коснуться губами этой прелестной ручки, и при этом никто не
оскорбился этой вольности, никто как будто даже не обратил на нее
внимания. и он покинул покой Скорлупки самым счастливым из смертных.
У возлюбленных было потом еще несколько разговоров, таких же
возвышенных, как этот первый, но я их вам не пересказываю, потому что мне
так и не удалось узнать, о чем именно они говорили. Однако мне достоверно
известно от людей, вполне достойных доверия, что Скорлупка как-то
незаметно потеряла свою гордую неприступность и в конце концов призналась
счастливому Леденцу, что и она от него без ума.
Общеизвестно, что когда влюбленные видятся каждый день и не устают
все время повторять, что любят друг друга, они легко забывают обо всем на
свете. Однако Скорлупка отличалась от всех, и чувстваа ее были чересчур
возвышенны, чтобы она была в состоянии забыть про несчастье своего
отца-короля. Она разослала гонцов во все концы света в надежде хоть чтото
узнать о нем, но тщетно. Все они вернулись ни с чем, так и не сумев найти
то место, куда журавли унесли короля. Эта неизвестность ввергла Скорлупку
в еще большее горе, и в один прекрасный день она сказала Леденцу:
- Принц, вы поклялись мне в любви, я вам поверила, быть может, с
излишней поспешностью, впрочем, я об этом не сожалею, но хочу получить от
вас теперь новое неоспоримое доказательство вашей любви. Вы видите, -
добавила она, - как меня тревожит судьба отцаа. Я взываю к вашей
храбрости, вы должны найти его, где бы он ни был, и не показываться мне на
глаза, пока вы его не вернете домой и я не смогу его обнять.
- О сударыня! - воскликнул Леденец. - Это почетное поручение делает
мне великую честь. Припадая к вашим стопам, клянусь Стиксом, Коцитом,
Гаронной и всеми другими реками, ручьями, озерами и водопадами, которыми
только можно клясться, что я не съем ни ложки капустного супа, не попробую
ни капельки пикантного соуса, покаа не найду вашего прославленного отца. Я
бегу, я лечу на помощь, я буду искать его по всей земле, на самых высоких
горных вершинах и в самых глубоких пещерах. Я найду его, уверяю вас, либо
я буду недостоин своего имени.
- Отправляйтесь в путь, великодушный принц, отправляйтесь, - ответила
ему Скорлупка. - Будьте послушным этим благородным порывам, которые делают
вас достойными меня. Но бравировать и лезть на рожон тоже не надо, я вас
достаточно знаю, чтобы опасаться за вас, ведь вы всегда первым кидаетесь в
драку, как бы с вами не случилась беда. Я догадываюсь, каким опасностям вы
себя подвергнете из любви ко мне, поэтому, прошу вас, берегите свою жизнь,
которая неразрывно связана с моей.
Они проводили время в таких разговорах и, проливая слезы, ожидали час
своей разлуки.
В те дни при дворе предавались невинным развлечениям, чтобы хоть
немного развеять то черное горе, которое буквально снедало принцессу. В ее
покоях теперь часто играли во всякие игры, а больше всего - в ее любимую,
в "третий лишний". И принцу Леденцу была оказана честь быть всегда
партнером Скорлупки.
В канун отъезда Леденец, видя, как принцесса печальна, предложил ей
после того, как они выпили кофе, поиграть немного в "третий лишний", на
что она с радостью согласилась.
В разгар игры Леденец оказался, скорей благодаря хитрости, чем
случаю, как раз позади Скорлупки, но вместо того, чтобы держать ее за
платье, как это принято, схватился рукой за коробочку, которая висела у
нее на поясе.
- Осторожней, дружок, - сказала она ему, - не то вы разобьете мое
яйцо.
Леденец не был посвящен в тайну яйца и в ответ на ее слова только
рассмеялся, продолжая держаться за коробочку, и в конце концов цепочка, на
которой она висела, оборвалась, и коробочка упала, а принц в азарте игры
наступил на нее ногой, сломал ее и раздавил заключенное в нее яйцо.
Принцесса тут же обернулась, и, увидев, что ее яйцо разбито, вскрикнула и
упала без чувств на стоящую рядом софу. Придворные окружили ее, желая
понять причину ее испуга. И пока одни глядели не принцессу, другие - на
разбитое яйцо, это самое роковое яйцо вдруг само по себе, без всякой
посторонней помощи, задвигалось, взлетело и упало на голову несчастной
принцессы. При этом желток залил ей лицо, руки, грудь передвав им свой
цвет, и принцесса разом стала чудовищно желтой, будто заболела жесточайшей
желтухой. А белок попал на ноги, и они стали мраморными, как и все
туловище до талии. Таким образом принцесса от поясаа и ниже мгновенно
превратилась в неподвижную каменную статую.
Невозможно описать отчаяние, в которое впал нежный Леденец при виде
этого несчастья. Великое горе всегда молчаливо, поэтому он не произнес ни
слова. Зато хладнокровно вынул из кармана отличнейший маленький нижичек
(не какой-нибудь безвестный, а настоящий "Андре Авриль"!), заточил его на
перекладине стула, провел кончиком пальца, достаточно ли он остер, и,
подняв руку, уже готов был вонзить его себе в сердце, но бдительная
Болтушка кинулась к нему, чтобы его остановить.
- Только этого нам не хватало! - воскликнула она. - Не было печали,
да черти накачали, да разве вы не знаете, что на свете нет ничего лучше
жизни, что она коротка, а смерть длинна и что, если ты умер, то это уже
навсегда, как говоритсся, двум смертям не бывать, а одной не миновать, но
только не спешите, не спешите, умереть вы всегда успеете, однако поверьте,
лучше позже, чем раньше. Смерть лечит все беды, что правда, то правда, но,
по-моему, это лекарство хуже самой беды.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34