Философия - главная    Психология    История    Авторам и читателям    Контакты   

Философия


Вы будете жить как кошка с собакой, и каждый из вас будет мечтать о
вдовстве, которое так и не наступит, ибо вы повеситесь в один и тот же
день. Поскорей убирайтесь отсюда, канальи, прочь с глаз моих и опасайтесь
моего гнева!
Как только они ушли, Сомкнутый Глаз вынул щепотку чудодейственного
порошка "Перлинпинпин", к которому, как известно, прибегают хитрецы, чтобы
за ними бегали девочки, и поочередно дал его понюхать, будто табак, Щелчку
и Скорлупке, и тут же свершилось чудо: Скорлупка стала еще крааше, чем
прежде, ее желтизна развеялась как дымм, а мрамор исчез, словно его
никогда и не было. Короче говоря, принцесса выглядела теперь так, как до
несчастья. А нос короля тоже на глазах уменьшился и принял свою прежднюю
форму.
- Не сетуй на свои несчастья, ты сам себя на них обрек скупостью. Как
ты был негодяем и скаредой, так им и остался.
- Ну, а вы, благородные любовники, - продолжал Сомкнутый Глаз,
обращаясь к Леденцу и принцессе, - наслаждайтесь счастьем, которое вы
заслужили своими добродетелями. Я всегда буду вас охранять. Став
супругами, не переставайте быть возлюбленными, только этим вы можете
доказать мне свою признательность.
И, не дожидаясь слов благодарности, Сомкнутый Глаз исчез вместе со
своей собакой и овцами, и больше о нем никогда ничего не было слышно.
Щелчок, уставший от всех своих бед, боялся навлечь на себя новые
своей гнусной скупостью, но излечиться от нее он все же желал. Он был рад,
что Сомкнутый Глаз, чтобы наказать Канкан, вернул ему озеро с кашей, решил
жить на эти доходы и отрекся от престола в пользу Леденца, который
присоединил его земли к королевству Марципании.
Болтушка тоже была вознаграждена по заслугам. О ее судьбе
позаботились и выдали замуж за единственного человека, который был в
состоянии с ней жить, потому что безо всякого труда выносил ее
круглосуточную болтовню, не спорил с ней и, что самое удивительное, даже
не бесился: это был ездовой Леденца, красивый малый, и за ним не знали
никаких недостатков, кроме того, что он был глухонемой.
Торжества в королевстве, теперь такомм обширном, длились долго:
свадьбу отпраздновали на славу. Леденец со своей возлюбленной принцессой
дожили до глубокой старости, годы их правления были мирными и счастливыми,
и они оставили после себя столько детей, что еще и сейчас, когда я вам
рассказываю эту историю, их потомок сидит на троне.


ЛЕВИТЬЕ ДЕ ВИЛЛОДОН
ЛОВКАЯ ПРИНЦЕССА, ИЛИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ВОСТРУШКИ
Вы пишете прелестнейшие новеллы в стихах, и ваши стихи столь же
нежны, сколь естественны. Мне бы хотелось, очаровательная графиня,
рассказать вам, в свою очередь, одну новеллу, хотя я и не знаю, развлечет
ли она вас. У меня сегодня настроение мещанина во дворянстве, не хочется
мне писать ни прозой, ни стихами, не хочется мне ни высоких слов, ни
блеска, ни рифм, - мне хочется говорить наивным языком. Словом, меня
развлекает простой рассказ, изложенный разговорной речью, - мне хочется
только вывести некоторое нравоучение.
Нравоучительна моя сказочка в достаточной мере, и этим она должна вам
понравиться. Она основывается на двух пословицах вместо одной: такова
нынче мода, и вы их любите, а я с удовольствием следую обычаю. Вы увидите,
как наши предки умели доказывать, что для того, кто любит ничего не
делать, жизнь превращается в полный беспорядок, или, говоря их словами, -
праздность есть мать всех пороков, и вам, конечно, понравиться их способ
доказательства. Вторая пословица гласит, что надо всегда быть настороже;
вы, конечно, понимаете, что я говорю о пословице: недоверие есть мать
безопасности.
Любовь лишь те сердца пленяет,
Каких ни труд, ничто не занимает.
И если ловкий волокита страшен вам
И поглупеть от страсти вы боитесь, -
Красавицы, чтоб мир был сохранен сердцам,
Вы делом позаймитесь.
Но если, так иль сяк, а вам судьба - любить,
То бойтесь вы судьбу соединить,
Не зная,
Кого избрали вы, кто вас увлек, играя.
Страшись, чтоб около тебя
Не шел один из тех, кто с видом кротким,
Не зная, что сказать красоткам,
Вздыхает громко, не любя.
Беги от россказней любовных,
Да рассуди толково, что и как,
Немало ведь любовных врак
Из уст точится суесловных.
Да берегись всегда любовников таких,
Что с первых слов кипят в восторгах золотых
И пламенем живым клянутся;
Насмешкой остудите их:
Ведь надо много дней больших,
Чтоб сердце смело встрепенуться.
Смотри, чтоб нежные слова
Не сразу б гордость заменили сном беспечным, -
Должна подумать голова
О счастье и спокойствии сердечном.
Но я не мечтаю об этом, сударыня, я пишу стихи: вместо того чтобы
следовать вкусам господина Журдена, я рифмую подобно тому, как это делал
Кино. Но сейчас я спешу перейти как можно скорее к простой речи, опасаясь
старой ненависти, которую питали к этому милому моралисту, и опасаясь
также, как бы меня не обвинили в том, что я его обкрадываю и рву на куски,
как многие бессовестные авторы ныне делают.
Во время первых крестовых походов король, уж не знаю какого
европейского королевства, решил пойти войной на неверных в Палестину.
Перед тем как предпринять столь долгое путешествие, он привел в такой
блестящий порядок дела своего королевства и передал управление такому
искусному министру, что на этот счет он был совершенно спокоен. Гораздо
больше тревожила государя нашего забота о его семье. Совсем недавно умерла
королева, его супруга, не было у него сыновей, но он был отцом трех
принцесс, молодых девушек на выданье. Летопись не сохранила нам их
настоящих имен; знаю я только, что так как в счастливые те времена
простота народная без обиняков давала прозвища видным особам по добрым их
качествам или по недостаткам, то старшую принцессу прозвали Разиней, что
по-нашему означает ленивица, вторую Болтушкой, а третью Вострушкой, и эти
прозвища как раз подходили к характерам трех сестер.
Никогда еще не видано было такой ленивицы, как Разиня. Раньше часа
пополудни не могла она проснуться, в церковь тащили ее прямо с кровати, и
шла она непричесанная, платье расстегнуто, пояс надеть позабудет, и
нередко на правой ноге одна туфля, а на левой совсем другая. Кое-как за
целый день, бывало, подберут ей одинаковые, но никак нельзя было уговорить
ее обуться не в туфли, так как она считала невыносимо трудным надеть
башмаки. Когда, бывало, разиня пообедает, то начнет одеваться и
провозиться до самого вечера, а там до полуночи кушает, да балуется. Потом
начнет раздеваться на ночь и все так же медленно, как днем одевалась, так
что спать она укладывалась, когда уж совсем рассветет.
Болтушка проводила время совсем по-иному. Эта принцесса была очень
живого нрава и очень мало собой занималась, но до того она любила
поговорить, что как бывало, проснется, так рта и не закроет, пока не
заснет. Она знала истории всех неудачных браков, всех нежных связей, всех
волокитств, не только при дворе, но и у самых что ни на есть скромных
граждан. Она наизусть знала, какие женщины обкрадывают свое хозяйство,
чтобы заказать себе самую ослепительную прическу, и ей в точности было
известно, сколько зарабатывает горничная графини такой-то и дворецкий
маркиза такого-то. Чтобы разузнать обо всех этих делишках, она беседовала
сос воей кормилицей да своей портнихой с таким удовольствием, какого не
получила бы от беседы с посланником, а потом все уши, бывало, прожужжит
этими сплетнями всем, начиная с короля, своего отца, до последнего лакея,
потому что ей все равно было, с кем бы ни говорить, лишь бы только
поговорить.
Непреодолимая ее любовь к болтовне имела еще и другие дурные
последствия. Несмотря на высокое ее положение, ее болтовня запанибрата
давала повод придворным любезникам приставать к ней со своими нежностями.
Она выслушивала их затейные комплименты попросту, а все потому, что ей
нужно было, во что бы то ни стало, с утра до вечера либо слушать, либо
болтать пустяки. Болтушка так же, как и Разиня, никогда не могла ни
подумать, ни рассудить о чем-нибудь, ни книжку почитать; хозяйством
домашним она себя тоже не беспокоила, а иголка или веретено ее вовсе не
занимали. Таким-то образом эти две сестры в вечной праздности никогда не
утруждали ни рук своих, ни головы.
Младшая сестра этих двух принцесс была совсем другого нрава. Она
непрестанно заботилась и о себе и о своем образовании, была очень живая,
всех заражала своей живостью и всегда старалась, чтобы все при этом шло
по-хорошему. Она чудесно танцевала, пела, играла на разных инструментах,
очень ловка была во всяких рукодельях, любезных прекрасному полу, вела в
большом порядке королевское хозяйство и следила, чтобы мелкие служки
поменьше добра растаскивали, ибо уже в те времена они не упускали случая
обокрасть своего государя. Но ее таланты на этом еще не кончались; она
была, кроме того, весьма рассудительна, и так много было у нее здравого
смысла, что она, бывало, всегда найдется в самом трудном положении. Эта
юная принцесса раскрыла однажды своей прозорливостью опасную западню,
которую приготовил королю, ее отцу, один коварный посланник, и раскрыла
она ее в ту минуту, как король уж готов был подписать важную бумагу.
Тогда, чтобы наказать вероломство посланника и его повелителя, король
изменил текст соглашения, изложив его в выражениях, которые ему подсказала
его дочь, и, таким образом, в свою очередь обманул обманщика. Юная
принцесса открыла также однажды плутню одного министра, и по ее совету
отец сделал так, что предательство этого человека обратилось против него
же. Принцесса не однажды еще выказывала прозорливость и остроту ума, и так
часто это случалось, что в народе ее прозвали Вострушкой. Король любил ее
гораздо больше, чем других дочерей, и так он надеялся на ее здравый ум,
что если бы у него не было детей, кроме нее, он бы уехал на войну нимало
не беспокоясь. Но так как он не доверял своим старшим дочерям, то он
только и мог положиться что на Вострушку. И вот, чтобы быть уверенным в
своей семье, - потому что он ничего не опасался со стороны своих
подданных, - принял он некоторые меры, о которых я сейчас расскажу.
Вы, очаровательная графиня, столь сведущи во всем, касающемся
древности, что я не смею сомневаться в том, что не раз вы слышали о
могущественных чарах фей. Король, о котором я вам рассказываю, был
давнишним другом одной из самых искусных женщин. Поехал он к ней и
рассказал, как беспокоится о дочерях.
- Я беспокоюсь, - сказал король, - только о двух старших; конечно,
они никогда не поступят против своего долга, но они так неразумны, так
неосторожны, ничем они на белом свете не заняты, и я боюсь, как бы они,
когда я уеду, не увлеклись от нечего делать какой-нибудь сумашедшей
затеей. Что до Вострушки, тоя уверен в ее доюродетели, но не хочу выделять
ее из остальных, - я решил поступить с нею так же, как и с другими.
Поэтому, премудрая фея, прошу я вас сделать мне три хрустальные прялки для
моих дочерей, причем вы сделаете их так искусно, что каждая прялка должна
в один миг сломаться, ежели принцесса, которой она будет принадлежать,
поступит против своего достоинства.
Так как фея была одной из самых искусных, то она дала королю три
очаровательных прялки, наделенных свойствами, необходимыми для
осуществления его намерения. Но королю и этих предостережений было еще
недостаточно, поэтому он заключил всех трех принцесс в очень высокую
башню, которая стояла в пустынном месте. При этом король сказала
принцессам, что повелевает им жить в этой башне все время, пока он будет в
отъезде, и запрещает им принимать у себя кого бы то ни было. Он отстранил
от них всех слуг и служанок, потом преподнес им очаровательные прялки,
объяснив волшебные их свойства, обнял своих дочерей, запер двери башни,
взял с собой ключи, да и уехал.
Вы, может быть, подумаете, госпожа моя, что принцессам в их башне
грозила голодная смерть? Вовсе нет: к одному из окон башни приделали
крепкий блок, повесили на него веревку, а к веревке принцессы привязывали
корзинку, которую каждый день спускали вниз. В эту корзиночку клали им
провизию на целый день, а они, подняв корзинку вверх, старательно
втягивали и всю веревку к себе в комнату.
Разиня и Болтушка вели в этом одиночестве жизнь, которая их приводила
в отчаяние; до того они скучали, что и рассказать нельзя. Однако пришлось
запастись терпением, так как они боялись и шагу ступить, как бы прялки
вдруг не сломались. Ну, а Вострушка, так та вовсе не скучала; ее веретено,
иголка да музыкальные инструменты забавляли ее, а кроме того, по приказу
министра, который управлял страной, в корзинку принцесс клали для них
письма, которые осведомляли их обо всем, что происходило в королевстве, а
также и за его пределами. Так повелел король, а министр, чтобы услужить
принцессам, аккуратно выпонял его распоряжение. Вострушка с интересом
читала эти письма, и они очень ее развлекали. Другие же две сестры нимало
ими не интересовались. Они говорили, что слишком огорчены, чтобы
забавляться такими пустяками. И они играли в карты, чтобы не скучать, пока
отец в отлучке.
Так грустно они жили и ворчали на судьбу. Думаю, не раз они
повторяли, что лучше родиться счастливым, чем королевским сыном. Частенько
сиживали они у окна башни, чтобы, по крайней мере, посмотреть на то, что
делается вокруг. И вот однажды, когда Вострушка сидела у себя за
рукоделием, увидали ее сестры из окна, что к подножию их башни подошла
бедная женщина в изодранном рубище, взывая к ним о сострадании. С
воздетыми руками умоляла она позволить ей войти в их замок, говоря, что
она несчастная чужеземка, что она знает всякую работу и будет им служить
верой и правдой.
Принцессы вспомнили было о приказании отца никого не пускать в башню,
но Разине до того надоело все себе самой делать, а Болтушке так было
скучно , что не с кем, кроме сестер, поговорить, и так им захотелось -
одной, чтоб ее причесали как следует, а другой, чтобы у нее было еще с кем
посудачить, что они решили пустить к себе бедную чужеземку.
- Подумайте, сестрица, - сказала Болтушка, - может ли это быть, чтобы
королевское запрещение касалось людей вроде этой бедняжки? Я думаю, что ее
можно пустить, ничего не опасаясь.
- Делайте, как знаете, сестрица, - ответила ей Разиня.
Болтушка только этого и ждала. Она опустила сейчас же вниз корзинку,
бедная женщина уселась в нее, и принцессы подняли ее наверх на блоке.
Когда женщина предстала пред их очами, им стало противно, до того
были грязны ее одежды. Они решили ее переодеть, но та сказала, что
переоденется завтра, а сейчас она хочет им послужить да помочь. Пока она
это говорила, Вострушка вошла в комнату. Младшая сестра была очень
удивлена, увидав незнакомку со своими сестрами. Те ей рассказали, как это
случилось, и Вострушка, видя, что уже ничего не поделаешь, притворилась,
что вовсе не огорчена их неосторожностью. Тем временем новая прислужница
принцесс уже несколько раз успела обежать весь замок, под предлогом, что
надо то и другое сделать, а на самом деле, чтобы получше рассмотреть
расположение комнат. Потому что, госпожа моя, уж не знаю, догадались ли вы
или нет, но только эта мнимая нищенка была так же опасна этому замку, как
принц Ори, вошедший в монастырь переодетым беглой аббатиссой.
Чтобы не мучить долее ваше любопытство, скажу вам, что это существо,
покрытое лохмотьями, был не кем иным, как старшим сыном могущественного
короля, соседа отца наших принцесс. Этот юный принц был одним из самых
изобретательных умов своего времени и распоряжался, как хотел, своим
отцом, хотя, впрочем, для этого и не требовалось много ума, потому что у
короля этого был такой добрый и податливый нрав, что его прозвали
Добряком. Ну а принца, который был известен только своими хитростями да
увертками, прозвали в народе На Хитрости Богат, или Хитрая Голова.
У него был младший брат, у которого было столько же хороших качеств,
сколько у старшего недостатков, и все-таки, несмотря на разницу в нравах,
оба брата были так дружны, что все удивлялись. Кроме доброй души, младший
так был хорош собой и такой он был стройный да складный, что его прозвали
Красавчик. Как раз принц Хитрая Голова и посоветовал когда-то посланнику
короля, своего отца, заманить отца наших принцесс в коварную ловушку, и
только хитрость Вострушки обернула это дело против них. Хитрая Голова и
раньше недолюбливал короля, отца наших принцесс, а после этого случая и
вовсе возненавидел. И вот, когда он узнал, какие предосторожности принял
король, уезжая, он решил доставить себе опасное удовольствие обмануть
осторожность столь заботливого отца. Хитрая Голова выпросил под разными
вымышленными предлогами у короля, своего отца, позволение отправиться
путешествовать и придумал, как ему проникнуть в башню принцесс, что, как
вы видели, ему это удалось.
Осматривая замок, принц приметил, что прохожие легко могли бы
услышать, что происходит в нем, и поэтому решил оставаться целый день
ряженым, потому что, если бы принцессы его разглядели, они легко могли бы
позвать на помощь и наказать его за дерзкую выходку. Итак, целый день он
ходил в лохмотьях и притворялся нищенкой, а вечером, когда три сестры
поужинали, Хитрая Голова скинул свое рубище и появился перед ними в
богатой одежде рыцаря, весь в золоте и драгоценных камнях.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34