Философия - главная    Психология    История    Авторам и читателям    Контакты   

Философия


после того, как Карадос единым
взмахом меча отсек голову юноше, голова эта, описав три круга и трижды
перевернувшись, снова села к чужеземцу на шею, и тот поднялся с колен в
полном здравии.
Ежели просьба, с которой юноша обратился к королю, вызвала изумление,
то его воскрешение поразило присутствующих еще более того. Поначалу они
завопили не своими голосами, а потом надолго восхищенно замолчали -
казалось, все были околдованы.
Добрый Король был весьма обрадован таким исходорм, а Карадос еще
более тем, что не свершилось смертоубийство. Однако воскресший весело
подошел к королю и снова упал перед ним на колени.
- Сир, - сказал он, - данное мне обещание вы все же должны выполнить.
- А разве я его не выполнил? - воскликнул король.
- Нет, сир, вернее, вы выполнили его только наполовину. Я ведь просил
у вас услуги за услугу. Карадос оказал мне ее. А теперь моя очередь. Я
также должен отрубить ему голову. Тут гневный ропот поднялся в зале,
особенно громко голосили женщины, возражая против такого варварского
требования. Король был удручен, королева и придворные дамы просто
обезумели от горя, всех присутствующих охватило крайнее волнение от того
оборота, который принимало дело, - ведь Карадос был всеобщим любимцем. Он
один сохранил хладнокровие и сказал королю, что счастлив пролить свою
кровь, защищая его честь.
Пришелец снова посмотрел на него с улыбкой и произнес, обращаясь к
Доброму Королю:
- Сир, я и так уже нарушил веселье вашего праздника, продолжать
тревожить вас сегодня было бы чрезмерным. Поэтому я откладываю
осуществления данного мне обещания ровно на год. И я почтительно прошу
всех принцев и всех присутствующих здесь господ явиться в этот зал, куда и
я прибуду, чтобы свершить то, что вами обещано. Посмотрим, с таким ли
мужеством Карадос готов принять свою смерть, с каким он готов был убить
меня.
После этого все сели за стол, но пир вышел очень грустным -
сотрапезников печалила судьба Карадоса.
В течении этого года принцу Карадосу представился не один случай
покрыть свое имя славой. Немало доблестных подвигов совершил он и в
урочный день первым явился в королевский зал. Собрались и все остальные и
не отрывали глаз от дороги в надежде, что тот, чьего приезда все так
боялись, все же почему-либо не явится.
Но он явился. Он прискакал на том же коне, в том же зеленом камзоле,
с тем же великолепным мечом на перевязи и с венком из роз на голове. Как и
год назад, он пел на скаку, а спешившись, как и в тот раз, опустился перед
королем на колени и напомнил ему о давешнем обещании. Тщетно король
упрашивал его отступиться от своего намерения. Тогда королева, убедившись,
что королю не под силу его образумить, подошла к незваному гостю вместе со
своими придворными дамами и стала его заклинать даровать жизнь Карадосу.
Взамен она предлагала отдать ему в жены свою самую красивую племянницу и
полкоролевства в придачу. Но не смотря на слезы и просьбы королевы,
незнакомец оставался непреклонен.
Одного лишь Карадоса, казалось, не испугала грозящая ему гибель.
Исполненный достоинства и покоя, подошел он к Доброму Королю и попросил
его поскорее совершить то, чего все равно не избежать.
Принесли плаху, и принц положил на нее свою голову, а незнакомец
поднял меч и так долго не опускал его на шею Карадоса, что тот кинул на
него взгляд, перед которым отступила бы сама жестокость.
- Делайте свое дело, и поскорее, - сказал он. - Я готов принять одну
смерть, но не тысячу.
Услышав эти слова, незнакомец еще резче замахнулся, а затем спокойно
вложил свой меч в ножны и протянул руку Карадосу, чтобы помочь ему
подняться на ноги.
- Встаньте, принц, - сказал он ему. - Вы уже тысячу раз доказали свое
мужество. Я рад, что вы и на сей раз проявили такую стойкость.
Многоголосый восторженный вопль сотряс небо. Никто ведь не ожидал
подобного исхода. Добрый Король сошел с трона и обнял незнакомца.
Королева, придворные дамы и вся свита были так взволнованы, что, казалось,
просто обезумели от радости. И начался такой веселый пир, что ни в сказке
сказать, ни пером описать. А потом незнакомец пожелал поговорить с
Карадосом с глазу на глаз. Они вдвоем прошли в галерею, и там, всячески
обласкав юношу, рыцарь сообщил ему, что перед ним властитель Дальних
островов и его отец. При этом известии лицо принца побагровело, и он еле
сдержал охвативший его гнев. Он заявил волшебнику, что это ложь, что он не
позволит порочить честь его матери, Изены Прекрасной, и что отцом его
является не кто иной, как ее супруг, король. Волшебник никак не ожидал
такого решительного отпора.
- Вы неблагодарны, Карадос, - произнес он. - Но это отнюдь не мешает
вам быть моим сыном. Не кто иной, как я, одарил вас всеми прекрасными
качествами, за которые вас все так любят. Ах, Карадос, боюсь, что вам
придется раскаяться в той черствости, какую вы проявили по отношению ко
мне.
На том они и расстались, и Карадос, так и не поверивший в то, что он
сын волшебника, пожелал увидеть короля, которого считал своим отцом. Он
простился с Добрым Королем и королевой и отправился во владения супруга
Изены Прекрасной.
Король и королева приняли Карадоса с распростертыми объятиями. Когда
же он оказался наедине с королем, тот поведал ему, что всерьез опасался за
его жизнь, узнав, что ему угрожает некий таинственный рыцарь, и тогда
Карадос имел неосторожность пересказать королю все, что услышал из уст
волшебника.
Король, исполненный любви и нежности к Карадосу, был потрясен
услышанным и заверил его, что как бы дело ни обстояло в действительности,
он будет любить его не меньше, чем прежде, считать своим сыном и
единственным наследником. Однако он полагает, сказал король, что
обстоятельства эти все же следует прояснить с королевой, ибо нельзя
полностью исключить, что в давние юные годы у нее случилось некое
галантное приключение с властителем Дальних островов.
Послали слуг за Изеной Прекрасной, которая услышав обращенный к ней
вопрос, тотчас же лишилась чувств, а потом не стала лукавить, отрицая
правду. Однако больше всего она страдала оттого, что в измене супругу была
уличена своим собственным сыном.
Король спросил у Карадоса: как ему теперь надлежит поступить, чем
заглушить боль позора? И Карадос ответил, что хотя оскорбление, нанесенное
королю, и было тайным, месть за него должна быть явной: пусть король
созовет каменщиков со всех концов земли, опустошит свою казну и построит
высокую неприступную башню, чтобы заточить королеву, да еще прибавит к ней
надежную охрану.
Совет понравился королю, и он был осуществлен. В считанные дни
каменщики возвели высоченную башню и замуровали в ней Изену Прекрасную.
Вслед за тем Карадос, не чувствуя никаких угрызений совести за такое
жестокое обращение с матерью, отправился назад, ко двору Доброго Короля.
Когда ему оставалось всего лишь два дня пути до столицы государства
Доброго Короля, он увидел вдали, на лугу, что-то ярко блестевшее.
Приблизившись, он различил целый ряд шатров, причем крышу самого
просторного из них венчал золотой шар с сидящем на нем золотым орлом,
который, казалось, вот-вот взмахнет крылами и взмоет ввысь.
Карадос приблизился к этим шатрам. Не увидев никого вокруг, он
спешился и вошел в самый просторный из них. Внутри стояла богато убранная
кровать с поднятым пологом, и на ней спала дева неземной красоты.
Принц был очарован лицезрением такого совершенства. В первый миг он
исполнился восхищения, а во второй - любви. Он оказался бессилен перед
нахлынувшим чувством и, пренебрегая обычаями времен великих страстей,
повел себя смело, так, как молодые люди в наши дни. Эта смелость пришла к
нему вместе с влюбленностью.
Он опустился у кровати на одно колено и коснулся губами руки
красавицы. Но постепенно смелость принца все возрастала. Оказавшись в его
объятиях, красавица в испуге открыла глаза. Даже не взглянув на него, она
закричала и попыталась соскочить с кровати на пол, а из-за перегородки
выбежала греческая рабыня и кинулась к своей хозяйке. Однако, подняв глаза
на Карадоса, рабыня воскликнула с изумлением:
- Да вы посмотрите, из чьих объятий вы вырываетесь!
Красавица кинула на Карадоса гневный взгляд, который, однако, тут же
смягчился, и с прелестной улыбкой радостно воскликнула:
- Да это же Карадос!.. Это Карадос!..
- Верно, меня зовут Карадос, - сказал принц, очарованный ее нежданной
приветливостью. - Но откуда вы меня знаете?
- Одну минуточку! - вскричала красавица и вместе со своей рабыней
убежала в соседний шатер. Она тут же вернулась со свитком пергамента в
руках.
- Глядите, - сказала она, разворачивая свиток. - Это ваш портрет. Как
только я увидела его, я полюбила вас всем сердцем, а полюбив вас, решила
связать свою жизнь с вашей. И потребовала от брата, чтобы он обещал мне не
выдавать меня ни за кого, кроме вас. Мы сейчас направляемся ко двору
Доброго Короля, и мой брат попросит у него отдать ему в жены одну из его
племянниц, а вас - мне в мужья. Мой брат - это король Кандор. А меня зовут
Аделиса...
На этих словах в шатер вошел король Кандор, и был он почти так же
красив, как его сестра. Аделиса представила ему Карадоса. И с первой же
минуты молодые люди полюбили друг друга как братья и уже вместе продолжили
свой путь в столицу Доброго Короля.
Весь двор был очарован красотой и обходительностью брата и сестры.
Добрый Король представил королю Кандору всех своих племянниц, и тот выбрал
себе в жены самую прелестную. Вслед за свадьбой короля Кандора собирались
отпраздновать свадьбу Карадоса и Аделисы, но тут неожиданно прискакал
гонец от короля, которого Карадос считал своим отцом. Король просил
Карадоса незамедлительно приехать домой, и принц, простившись с красавицей
Аделисой, тотчас отправился в путь, пообещав вскоре вернуться. Но разве не
известно, что люди бессильны перед своей судьбой?
Не успел Карадос прискакать во дворец, как король сообщил ему, что
вызвал его в связи с весьма странными обстоятельствами. Дело в том, что по
ночам из башни, где заточена Изена Прекраная, раздаются звуки чудной
музыки и что, видимо, волшебник всячески развлекает узницу.
Король не ошибся: властитель Дальних островов пришел в отчаяние
оттого, что на долю его возлюбленной выпали такие ужасные страдания по его
вине, и он решил облегчить ее участь непрерывными свидетельствами своей
любви. Он выбрал в своих владениях дюжину прелестных девиц и волшебной
силой приставил их к ней, затем вслед за девицами он переправил к Изене
Прекрасной столь же изящных кавалеров - таким образом в тюремной башне
образовалось небольшое, но весьма приятное придворное общество. Вечерами
там выступали лучшие музыканты, искусные танцовщики, превосходные актеры.
Три раза в неделю там ставили комедии, а в остальные вечера либо давали
оперы, либо устраивали великосветские приемы, которые завершались
изысканными пиршествами.
Так волшебник помогал королеве коротать время, которое, по замыслу ее
супруга, должно было нескончаемо тянуться. И все эти развлечения делались
еще замечательнее оттого, что их разделял с ней властитель Дальних
островов.
Карадос, понимая, что волшебник движим чувством, а не разумом, сказал
королю, что его надо застать врасплох и что это не представляет труда,
поскольку он даже не предполагает, что ему может грозить опасность.
Той же ночью, убедившись, что в башне уже начался очередной праздник,
Карадос отправился туда, поднялся наверх, затерялся в толпе стражников и
захватил волшебника в плен. А тот, оказавшись в неволе, разом утратил свой
колдовской дар. Изена Прекрасная была так напугана происшедшим, что забыла
об осторожности и не смогла скрыть своей страсти, а затем лишилась чувств,
чем окончательно себя выдала.
Волшебник предстал перед королем, который приказал его немедленно
казнить. Но Карадос попросил отложить казнь, сказав, что смерть слишком
легкое наказание для этого злодея, что его следует подвергнуть более
изощренной пытке. Хорошенько все обдумав, Карадос решил, что самым
мучительным наказанием будет надругательство над его любовью и что нельзя
поступить с ним более жестоко, нежели подвергнуть той же участи, что в
свое время короля. В течении трех ночей властителю Дальних островов
подкладывали на ложе рабыню, которой фея умело придала полное сходство с
Изеной Прекрасной. И он не смог избежать этой ловушки, потому что, как уже
было сказано, находясь в чьей-либо власти, он разом лишался своей
волшебной силы.
Он считал, что заточен в темницу вместе с королевой, и это его
утешало. Мучило его только то, что она по его вине вынуждена находиться в
таких ужасных условиях. И в то время, как он шептал ей самые нежные, самые
проникновенные и страстные слова, фея сдернула с лица рабыни маску, и та
предстала перед ним в своем удручающем естестве. Он понял, как
оскорбительно и жестоко его обманули.
Страдание властителя Дальних островов было ни с чем не сравнимо.
Затем его отпустили на все четыре стороны, не взяв, однако, с него
обещания никогда больше не видеться с Изеной Прекрасной. Это столь важное
обстоятельство почему-то упустили из вида. Ему сохранили жизнь для того,
чтобы он до конца дней своих нес тяжесть позора своей измены. Этот позор
терзал его сердце, но, вновь обретя свою волшебную силу, он перенесся в
башню, где по-прежнему пребывала в заточении Изена Прекрасная, правда,
теперь уже в полном одиночестве. Он подошел к ней бледный, со спутанными
волосами, не смея поднять на нее глаз, не в силах вымолвить ни слова, и
такие горестные вздохи вырывались их его груди, что тронули бы сердце даже
менее заинтересованной в нем особы, нежели Изена Прекрасная.
Она печально глядела на него. Когда же ему удалось хоть както
совладать со своим смущением, волшебник рассказал ей, едва сдерживая
рыдания, какой пытке подверглась его любовь. Услышав этот рассказ, Изена в
свою очередь побледнела и задрожала от гнева.
- Возможно ли, чтобы это был наш сын? - воскликнула она. - Пусть он
умрет. Я знать его больше не хочу!.. Нет! - - спохватилась она. - Пусть он
страдает так, как довелось страдать вам !..
Они долго обсуждали, как же им поступить, и на другой день королева
послала за Карадосом, сказав, что ей необходимо с ним поговорить. Он
тотчас же явился и застал мать с распущенными волосами. Она сказала ему,
что не ожидала его в столь ранний час и что сейчас причешется. Она
попросила его подать ей гребень из слоновой кости, присланный из Рима.
Карадос послушно выдвинул ящик комода, но едва он сунул в него руку, как
огромная змея укусила его за палец и трижды обвилась вокруг его тела. Укус
этот был столь болезненный, что Карадос вскрикнул не своим голосом и упал
как подкошенный. Сбежавшиеся стражники унесли его во дворец.
Спешно созвали всех знаменитых лекарей, но никто из них не смог ему
помочь, никто не смог освободить его тело от змеи.
Весть об этом происшествии быстро разлетелась по всему белому свету.
Достигла она и двора Доброго Короля и всех весьма огорчила. А что до
красавицы Аделисы, то ее горя и описать нельзя. И вместе со своим братом
королем Кандором она тут же отправилась в путь, чтобы навестить своего
несчастного возлюбленного.
Пока они были в пути, Карадос невыносимо страдал. Он не мог подняться
с постели, и ни одно лекарство, ни одно снадобье, не приносило ему
облегчения. Круглые сутки напролет неистерпимая боль терзала его, и он,
как говориться, таял на глазах.
Однажды вечером, когда он был в еще большем отчаянии, чем обычно, ему
сообщили, что прибыл гонец от принцессы Аделисы. эта весть ввергла его в
большое волнение, и он приказал привести к себе гонца, но повернулся лицом
к стене, чтобы тот не заметил, насколько он стал неузнаваем.
Вестник сообщил ему, что король Кандор прибывает на следующий день.
Казалось, это сообщение его обрадовало. Однако, простившись с гонцом, он
велел своему пажу плотно прикрыть дверь, потом спросил, может ли он
рассчитывать на его верность. Бедный паж, весь в слезах, принялся уверять,
что, случись такая нужда, он готов отдать жизнь за своего господина.
Эти слова как будто обрадовали Карадоса. Он приказал себя одеть,
насколько это было возможным, собрать все драгоценности и прихватить
нужные инструменты. Затем они спустились в сад, пробили отверстие в
каменной стене и оказались в лесу. Карадос как мог помогал пажу, работая
одной здоровой рукой.
Они шли без отдыха три дня куда глаза глядят, питаясь кореньями и
ягодами, пока наконец не набрели на скит отшельника, расположенный на
берегу красивого ручья. Скит был окружен садом и огородом.
Седой как лунь старик вышел из часовни. Карадос рассказал ему о своих
злоключениях, о которых, как оказалось, святой отец был уже наслышан, и
попросил старца укрыть его в своей хижине и позволить провести подле него
остаток своих горестных дней.
Добрый отшельник пообещал ему хранить тайну и послал пажа купить
белые монашеские одежды. В этом костюме Карадоса никто не мог узнать. И
даже люди, посланные королем на его поиски, повстречавшись с ним, приняли
его за отшельника. Тем временем король Кандор и его сестра принцесса
Аделиса прибыли во дворец, надеясь повидаться с Карадосом. Аделиса тотчас
же велела, чтобы ее отвели в его покои, но дверь оказалась запертой.
Пришедшие стали стучать, называли себя по имени, но ответа не было.
Аделиса, не зная, что и подумать, сама стала звать Карадоса:
- Откройте, откройте, мой друг! Это я, ваша Аделиса, впустите меня!
Но ответа по-прежнему не последовало. Наконец Кандор, потеряв
терпение, приказал вышибить дверь, но постель была застелена и в комнатах
никого не было.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34