Философия - главная    Психология    История    Авторам и читателям    Контакты   

Философия


Только день занялся, по всему дворцу объявили о том, и
все были в восторге видеть Флорину. Узнала о том и Пеструшка, прибежала к
королю - и каково-то было ей увидать там свою соперницу! И только она
открыла рот, чтобы ее изругать, как появились волшебник с феей и тут же
превратили ее в пеструю свинью, так что она по-прежнему Пеструшкой
осталась и могла хрюкать, если и не ругаться по-прежнему. Хрюкая, побежала
она со всех ног на скотный двор, где все стали над ней хохотать и тем уж
совсем довели ее до отчаяния.
А король Очарователь и королева Флорина, освободившись от столь
ненавистной особы, ни о чем больше и не думали, как о своей свадьбе. До
чего та свадьба была пышной да веселой, рассказать нельзя. А они
неописуемо были счастливы, соединившись после таких долгих испытаний.


МАРИ КАТРИН Д'ОНУА
ЖЕЛТЫЙ КАРЛИК
Жила когда-то королева. Она родила много детей, но в живых осталась
одна только дочь. Правда, эта дочь была прекрасней всех дочерей на свете,
и овдовевшая королева не чаяла в ней души; но она так боялась потерять
юную принцессу, что не старалась исправить ее недостатки. Восхитительная
девушка знала, что красотой больше походит на богиню, чем на смертную
женщину, знала, что ей предстоит носить корону; она упивалась своей
расцветающей прелестью и возгордилась так, что стала всех презирать.
Ласки и потачки королевы-матери еще больше убеждали дочь, что на
свете нет жениха ее достойного. Что ни день принцессу наряжали Палладой
или Дианой, а первые дамы королевства сопровождали сопровождали ее в
костюме нимф. Наконец, чтобы совсем уже вскружить голову принцессе,
королева нарекла ее Красавицей. Она приказала самым искусным придворным
художникам написать портрет дочери, а потом разослать эти портреты
королям, с которыми поддерживала дружбу. Увидав портрет принцессы, ни один
из них не мог устоять против ее всепобеждающих чар - иные заболели от
любви, иные лишились рассудка, а те, кому повезло больше, в добром здравии
явились ко двору ее матери. Но, едва бедные государи увидели принцессу,
они сделались ее рабами.
На свете не было королевского двора более изысканного и учтивого.
Двадцать венценосцев, соперничая друг с другом, пытались заслужить
благосклонность принцессы. Если, потратив триста или даже четыреста
миллионов золотом на один только бал, они слышали из ее уст небрежное:
"Очень мило", они почитали себя счастливыми. Королева была в восторге от
того, что ее дочь окружена таким поклонением. Не проходило дня, чтобы ко
двору не прислали семь или восемь тысяч сонетов и столько же элегий,
мадригалов и песенок, сочиненных поэтами со всех концов света. И воспевали
прозаики и поэты того времени только одну Красавицу. Даже праздничные
фейерверки устраивали в ту пору из стихотворений: они сверкали и горели
лучше всяких дров.
Принцессе уже исполнилось пятнадцать лет, но никто не смел просить ее
руки, хотя каждый мечтал о чести стать ее супругом. Но как тронуть
подобное сердце? Хоть пытайся из-за нее удавиться несколько раз на дню,
она сочтет это безделицей. Вздыхатели роптали на жестокость принцессы, а
королева, которой не терпелось выдать дочь замуж, не знала, как взяться за
дело.
"Ну, пожалуйста, - просила иногда королева свою дочь, - смирите хоть
немного невыносимую гордыню. Это она внушает вам презрение ко всем
королям, что съезжаются к нашему двору. Я мечтаю выдать вас за одного из
них, а вы не хотите мне угодить".
"Я счастлива и так, - отвечала Красавица. - Позвольте же мне,
матушка, сохранить мое душевное спокойствие. По-моему, вам следовало бы
огорчаться, если бы я его утратила".
"Нет, - возражала королева, - я огорчилась бы, если бы вы полюбили
того, кто вас недостоин, но взгляните на тех, кто просит вашей руки.
Поверьте мне: никто на свете не может с ними сравниться".
И это была правда. Но принцесса, уверенная в собственных
достоинствах, полагала, что сама она превосходит всех.
Упорно отказываясь выходить замуж, она мало-помалу так раздосадовала
мать, что та стала раскаиваться, да поздно в том, что слишком потакала
дочери. Не зная, что предпринять, королева в одиночестве отправилась к
прославленной фее, которую звали Фея пустыни. Однако увидеть фею было не
так-то легко - ее охраняли львы. Но это не смутило королеву - она с давних
пор знала, что львам надо бросить пирожное из просяной муки на сахаре и на
крокодильих яйцах; королева сама испекла пирожное и положила его в
корзиночку, которую взяла с собой в дорогу. Но долго идти пешком она не
привыкла и, устав, прилегла отдохнуть под деревом. Незаметно для себя она
заснула, а, проснувшись увидела, что корзинка пуста - пирожное исчезло, и
в довершение несчастья королева услыхала, что громадные львы близко - они
громко рычали, почуяв королеву.
"Увы! Что со мной будет? - горестно воскликнула королева. - - Львы
меня сожрут". И она заплакала. Не в силах двинуться с места, чтобы
спастись бегством, она только прижималась к дереву, подкоторым спала. И
вдруг услышала: "Хруп, хруп!" Она оглянулась по сторонам, потом подняла
глаза и увидела на дереве человечка размером не больше логтя - человечек
ел апельсины.
"Я знаю вас, королева, - сказал он ей, - и знаю, как вы боитесь
львов. И боитесь вы не напрасно, львы уже сожрали многих, а у вас, на
беду, не осталось пирожного".
"Что ж, придется умереть, - вздохнула королева. - Увы! Я бы меньше
горевала об этом, если бы успела выдать замуж мою дорогую дочь!"
"Так, стало быть, у вас есть дочь? - воскликнул Желтый Карлик (его
прозвали так за желтизну кожи и за то, что он жил в апельсиновом дереве).
- Право, я очень рад, потому что давно уже ищу жену на суше и на море.
Если вы отдадите ее за меня, я спасу вас от львов, тигров и медведей".
Королева посмотрела на ужасного Карлика, и его вид испугал ее не
меньше, чем прежде львы. Задумавшись, она ничего не ответила Карлику.
"Как, сударыня? - вскричал он, - вы еще сомневаетесь? Видно, вы
совсем не дорожите жизнью". И тут королева увидела на вершине холма
бегущих к ней львов. У каждого льва было по две головы, по восемь ног и
четыре ряда зубов, а шкура была жесткой, как чешуя, и цвета красного
сафьяна. При этом зрелище бедная корлева, трепеща словно голубка,
завидевшая коршуна, закричала что есть мочи:
"Господин Карлик! Красавица ваша!"
"Пф!" - надменно ответил Карлик. - Красавица слишком хороша собой,
мне она не нужна, пусть остается у вас".
"О, монсеньер, - взмолилась в отчаянии королева, - не отвергайте ее.
Это прелестнейшая в мире принцесса".
"Ну так и быть, - согласился тот, - возьму ее из милости. Но не
забудьте, что вы мне ее отдали".
И тотчас ствол апельсинового дерева, на котором сидел Карлик,
раздвинулся, королева стремительно бросилась в него, дерево сомкнулось
снова, и львы остались ни с чем. Напуганная королева вначале не заметила,
что в дереве есть дверь, но теперь она увидела ее и открыла; дверь
выходила в поле, поросшее крапивой и чертополохом. Вокруг тянулся ров,
наполненный тинистой водой, а поодаль стояла низенькая, крытая соломой
хижина. Оттуда с веселым видом вышел Желтый Карлик; на нем были деревянные
башмаки, куртка из грубой шерсти, а сам он был лысый, с огромными ушами, -
словом, настоящий маленький злодей.
"Я очень рад, госпожа теща, - сказал он королеве, - что вы смогли
увидеть небольшой дворец, в котором будет жить со мной ваша Красавица: вот
этим чертополохом и крапивой она сможет кормить осла, на котором будет
выезжать на прогулку; от непогоды ее укроет вот этот сельский кров; пить
она будет эту воду, а есть - жиреющих в ней лягушек; а сам я, красивый,
бодрый и веселый, буду при ней неотлучно днем и ночью - - я не потерплю,
чтобы даже ее собственная тень следовала за ней усердней, чем я".
Злосчастная королева сразу представила себе горестную жизнь, какую
сулил ее любимой дочери Карлик, и, не снеся такой ужасной мысли и ни слова
не ответив Карлику, без чувств упала наземь. Но пока королева лежала
замертво, ее преспокойно перенесли на ее собственную постель, и притом на
голове у нее оказался нарядный ночной чепец, отделанный кружевом такой
красоты, какое ей никогда не приходилось носить. Проснувшись, королева
вспомнила, что с ней случилось, но не поверила этому - ведь она находилась
в своем дворце, среди своих придворных дам и рядом была ее дочь, как же
она могла поверить, что побывала в пустыне, что ей грозила смертельная
опасность, и Карлик, избавивший ее от этой опасности, поставил ей жестокое
условие - выдать за него Красавицу? Однако чепец, отделанный диковинным
кружевом и лентами, удивил королеву не меньше, чем то, что она считала
сном. Охваченная страшной тревогой, она впала в такую тоску, что почти
перестала говорить, есть и спать.
Принцесса, которая всем сердцем любила мать, стала очень
беспокоиться; много раз просила она королеву рассказать, что с ней такое,
но та придумывала всякие отговорки - то ссылалась на слабое здоровье, то
говорила, что один из соседей угрожает ей войной. Красавица чувствовала,
что, хотя все эти ответы правдоподобны, на самом деле тут кроется чтото
другое и подлинную правду королева старается от нее скрыть. Не в силах
совладать со своей тревогой, принцесса решилась пойти к знаменитой Фее
пустыни, о мудрости которой повсюду шла громкая молва. Заодно она хотела
просить совета у феи, выходить ли ей замуж или остаться в девушках, потому
что все вокруг уговаривали ее выбрать себе мужа. Принцесса не поленилась
сама испечь пирожное, чтобы умилостивить злобных львов, сделала вид, что
рано легла спать, спустилась по маленькой потайной лестнице и, закутавшись
в длинное белое покрывало, которое спускалось до самых пят, одна пошла к
пещере, где обитала искусная фея.
Но когда принцесса подошла к роковому дереву, о котором я уже
говорила, она увидела на нем столько цветов и плодов, что ей захотелось их
сорвать. Она поставила корзинку на землю, сорвала несколько апельсинов и
стала их есть, но, когда она вознамерилась взять корзинку, ни корзинки, ни
пирожного на месте не оказалось. Принцесса удивилась, огорчилась и вдруг
видит ужасного маленького Карлика, о котором я уже говорила.
"Что с вами, прекрасная девица? - спросил Карлик. - О чем вы плачете?"
"Увы! Как же мне не плакать, - отвечала принцесса. - Я потеряла
корзинку с пирожным, а без него мне не попасть к Фее пустыни".
"Вон что, а зачем это вы к ней собрались, прекрасная девица? -
спросил уродец. - Я ее родственник и друг и нисколько не уступаю ей в
мудрости".
"Моя мать королева, - отвечала принцесса, - с некоторых пор впала в
ужасную тоску, я даже боюсь за ее жизнь. Вот мне и пришло в голову, что,
может быть, я виновата в ее болезни: матушка ведь хочет выдать меня замуж,
но признаюсь вам, я еще не нашла достойного избранника, вот почему я и
хочу просить совета у феи".
"Не трудитесь, принцесса, - сказал Карлик, - я лучше феи сумею
объяснить вам, как обстоят дела. Ваша мать горюет оттого, что уже обещала
вас жениху".
"Королева обещала меня жениху? - перебила его принцесса. - Не может
быть, вы ошибаетесь, она бы рассказала мне об этом, для меня это дело
слишком важное - матушка не могла решить его без моего согласия".
"Прекрасная принцесса, - заявил Карлик и вдруг упал перед ней на
колени, - надеюсь, вы одобрите выбор вашей матушки. Дело в том, что
счастье быть вашим супругом уготовано мне".
"Моя матушка выбрала вас в зятья! - воскликнула Красавица, отпрянув.
- Да вы попросту сошли с ума".
"По мне, быть вашим мужем - невелика честь, - в гневе сказал Карлик.
- Вот идут львы, они мигом вас сожрут, и я буду отмщен за пренебреженье,
которого не заслужил".
И тут принцесса услышала, как, протяжно рыча, приближаются львы.
"Что со мной будет? - воскликнула она. - Неужели настал конец моей
молодой жизни?"
А злой Карлик смотрел на нее, презрительно смеясь.
"По крайней мере, вы умрете девицей, - сказал он, - и не унизите ваши
блистательные добродетели союзом с жалким карликом, вроде меня".
"Ради бога не сердитесь, - умоляла принцесса, стиснув свои прекрасные
руки, - я согласна выйти за всех карликов в мире, лишь бы не погибнуть
такой ужасной смертью".
"Хорошенько посмотрите на меня, принцесса, - сказал Карлик, - я вовсе
не хочу, чтобы вы решали сгоряча".
"Я вас и так слишком хорошо рассмотрела, - отвечала она. - Но львы
совсем рядом, мне все страшнее и страшнее, спасите меня, спасите, не то я
умру от страха".
И в самом деле, едва выговорив эти слова, принцесса упала без чувств
и, сама не зная как, очутилась в своей постели: на ней была рубашка из
тончайшего полотна, отделанная красивыми лентами, а на руке - кольцо,
сплетенное из одного -единственного рыжего волоска, но сидевшее на пальце
так плотно, что легче было содрать кожу, чем его снять. Когда королева все
это увидела и вспомнила, что случилось ночью, она впала в такую тоску, что
весь двор удивился и стал беспокоиться. Больше всех волновалась королева:
снова и снова расспрашивала она дочь, что с ней такое, - но та упорно
скрывала от своей матери свое приключение. Наконец королевские подданные,
желавшие, чтобы принцесса поскорее вышла замуж, съехались на совет, а
потом явились к королеве просить, чтобы она без промедления выбрала
супруга для своей дочери.
Королева ответила, что это заветное ее желание, но дочь ее выказывает
такое отвращение к замужеству, что пусть лучше они сами пойдут к принцессе
и ее уговорят. Так они и поступили, не откладывая дела в долгий ящик.
После приключения с Желтым Карликом гордыни у Красавицы поубавилось: она
решила, что самый простой способ выпутаться из беды, в какую она попала,
это выйти замуж за могущественного короля, у которого уродец не посмеет
оспорить такую славную победу. Поэтому она отвечала посланцам куда более
благосклонно, чем они надеялись, что, хотя она, мол, предпочла бы навеки
остаться девушкой, она согласна выйти за Короля золотых россыпей. Это был
могущественный государь, прекрасный собой, который уже несколько лет был
без памяти влюблен в принцессу, но до сих пор не видел и намека на
взаимность.
Нетрудно представить себе, как обрадовался король, узнав столь
приятную для себя новость, и как неистовствовали его соперники, навсегда
потеряв надежду, подогревавшую их любовный пыл. Но не могла же Красавица
выйти замуж за двадцать королей сразу, она и одного-то выбрала с трудом,
потому что отнюдь не излечилась от своего тщеславия и по-прежнему была
уверена, что никто на свете ее не стоит.
И вот в королевстве стали готовить празднество, равного которому еще
не видел свет. Король золотых россыпей прислал для этой цели кучу денег,
что за короблями, доставившими их, не стало видно моря. К самым блестящим
и изысканным дворам, и в первую очередь ко дворцу французкого короля,
разослали гонцов, чтобы закупить редчайшие драгоценности для убранства
принцессы. Впрочем, она меньше других нуждалась в нарядах, подчеркивающих
красоту - красота ее была так совершенна, что наряды ничего ей не
прибавляли, и счастливый Король золотых россыпей ни на шаг не отходил от
своей очаровательной невесты.
Понимая, что ей надо получше узнать жениха, принцесса стала
внимательней к нему приглядываться и обнаружила в нем столько доблести,
ума, живых и тонких чувств, словом, такую прекрасную душу в совершенном
теле, что сама начала питать к нему малую толику любви, какую питал к ней
он. Какие счастливые минуты проводили они оба в прекраснейшем на свете
саду, без помех изливая друг другу свою нежную страсть! Зачастую
блаженству их еще содействовала музыка. Король, влюбленный и галантный,
сочинял в честь своей невесты стихи и песни. Вот одна из них, очень
понравившаяся принцессе:
Леса при виде вас украсились листвою,
Пестреющим ковром раскинулся лужок;
Зефир велит цветам расцвесть у ваших ног;
Влюбленный птичий хор поет звучнее вдвое;
И дол, и небосвод -
Все дочь самой любви, ликуя, узнает. Стихи в сказке переведены Н.
Шаховской.
Счастье их было полным. Соперники короля, видя их торжество, в
отчаянии покинули двор и разъехались по домам. Не имея сил присутствовать
на свадьбе Красавицы, они так трогательно простились с ней, что она
невольно их пожалела.
"Ах, принцесса, - укорил ее Король золотых россыпей. - - Вы сегодня
меня обездолили! Вы подарили жалость тем, кто одним вашим взглядом и так
уже слишком щедро вознагражден за свои мучения".
"Я, конечно, огорчилась бы, - отвечала ему Красавица, - если бы вы
остались нечувствительны к состраданию, какое я питаю к принцам, теряющим
меня навсегда: ваше недовольство свидетельствует о тонкости ваших чувств,
и я отдаю им должное! Но, государь, их судьба так несходна с вашей, у вас
есть причины быть вполне довольным мной, им же похвалиться нечем, вот
почему вы более не должны давать волю вашей ревности".
Король золотых россыпей, смущенный любезностью, с какой принцесса
отнеслась к тому, что могло бы ее разгневать, бросился к ее ногам и, целуя
ей руки, снова и снова просил у нее прощения.
Наконец наступил долгожданный и желанный день - все было готово к
свадьбе Красавицы. Музыканты и трубачи оповестили весь город о предстоящем
празднестве, улицы были устланы коврами и разубраны цветами. Народ толпами
стекался на большую площадь у дворца. Королева от радости в эту ночь почти
не спала и встала еще до рассвета, чтобы всем распорядиться и выбрать
драгоценности для украшения невесты.
Принцесса была усыпана алмазами до самых туфелек, которые и сами были
алмазными, платье из серебрянной парчи было отделано дюжиной солнечных
лучей, купленных по очень дорогой цене, но зато ничто не могло помериться
с ними блеском, разве что красота самой принцессы:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34