Философия - главная    Психология    История    Авторам и читателям    Контакты   

Философия



Истину ищет тот, кто не желает жить в мире придуманных людьми страшилок,
глупостей и суеверий, кто хочет знать, как обустроен этот мир на самом деле.
Поиски истины лучше всего начать с ответа на вопрос: зачем она тебе?
То, что истинно, не претендует на роль абсолютного знания, ибо последним является.
Трудность лишь в отыскании подлинных истин, средь множества мнимых.
Лишь посредством совместных усилий мы, люди, способны прийти к пониманию
смысла вещей, отодвинув все то, что стоит между нами и истиной.
То обстоятельство, что далеко не все можно свести к какому-либо правилу, ясно
свидетельствует о существовании правил, нам покуда неизвестных.
Умному человеку, ищущему мудрость, не жаль труда и времени, затраченных на то,
чтобы извлечь из книг те истины, что не теряют своего значения даже за многие
тысячелетия.
Все, что отмечено печатью истины, вовсе не требует каких-то доказательств, существуя
само по себе.
Человек любит выгоду больше, чем истину, и ради первой большинство из нас обычно
жертвует второй.
Ясность и простота — два главных признака и обязательных условия истины, но, к
сожалению, из-за переплетения истины и заблуждения, ее порой так трудно отыскать
среди бесчисленных подобий.
То, что истинно в малом — всегда подтвердится в большом. Все, что верно в
большом, подтвердит свою истинность в малом.
Истина, обнаруженная собственным мышлением, напоминает острова в безбрежном
океане вымысла, где есть возможность отдохнуть душой и запастись терпением до
следующего раза.
Люди быстрее продвигались бы в познании истины, если бы ради выгоды не
присовокупляли к ней своих правдоподобных домыслов или умышленно не отрицали
бы ее, когда последняя свидетельствует против них.
Странное выражение — «служитель истины», ибо она нисколько не нуждается в
служивых, и вообще существует сама по себе, не нуждаясь ни в ком, и ни в чем. Это мы
в ней нуждаемся, в силу чего и становимся, по собственной воле, неутомимыми
искателями и приверженцами истины.
Люди сначала суживают область поиска ответов на важнейшие вопросы бытия гранями
всяких домыслов или условностей, чтобы затем веками биться разумом о прутья ими
же сооруженной клетки и страдать оттого, что не могут найти в огороженном ею
пространстве разумных ответов на эти вопросы. Зачастую все это кончается лишь
воздвижением новых препятствий для ищущих истину, предпринимаемым ради
успокоительного объяснения своего фиаско.
Знание истины освобождает человека от любого страха.
Среди друзей истины нет таких, кто считал бы себя ее собственником.
Очень часто успех в отыскании истины определяется истинной целью искателя.
Истина — это то, что лишь выигрывает от сопоставления с жизнью и не боится
испытания временем.
В ходе поисков истины люди меняют свои убеждения в лучшую сторону, в поисках
выгоды — в худшую.
Чем дальше та или иная истина от повседневного существования людей, тем
она легче искажается лукавыми или же откровенно глупыми истолкователями.
Ничто предпринятое нами ради постижения истины не бесполезно.
В мире нет ничего дороже истины. Упуская ее, никогда не получишь взамен ничего
столь же ценного.
Солнце светит и добрым, и злым, светоч истины — только для добрых.
Ничто разумное не может быть отделено от истины или впрямую ей противоречить.
Нет ничего древнее и моложе истины.
Познание всякой достоверной истины есть решительный шаг к осознанию следующей.
Если чей-либо разум признает ошибочное истиной, а истину — ошибкой, то реальная
истина тут не причем, — это только ошибка незрелого разума.
Зрелость ума — это способность отличать живую истину от мертвых принципов и
ложных убеждений.
Вечные истины всегда одни и те же, различаются только пути отыскания.
Все рано или поздно отступает перед объективной истиной.
Достоверное знание есть обладание истиной, содержащейся в данной крупице
познания.
Претензия на обладание абсолютной истиной — первый из признаков ее незнания.
Приобщение к истине предполагает ее постижение.
Истина остается неизменной, будучи рассматриваема с различных точек зрения. Ясное
дело, — при условии объективного подхода.
Достоверные истины не опровергают друг друга, ибо все они — части единой
реальности.
В поисках истины важно стараться быть как можно менее предвзятым, а иначе
рискуешь ее не найти.
Истины сохраняются лишь в тех умах, для которых они очевидны.
Насколько истина сильнее заблуждения, настолько заблуждение изворотливей истины.
Если кому-то неприятна истина, то проблема не в ней, а в самом человеке.
Мерой истины может быть только другая.
Искатель истины имеет перед ней свои обязанности. В частности, он обязан жить и
действовать таким благоразумным образом, чтобы окружающие его люди не боролись
против истины из отвращения к ее искателю.
Почтенный Чжуан-цзы не прав. Истина существует не постольку, поскольку существует
ложь. Истина — это непреложная реальность, тогда как ложь — всего лишь выдумка о
ней. (По канве изречения Чжуан-цзы: «Истина существует лишь постольку, поскольку существует
ложь»)
Знающий истину не должен ею торговать или использовать ее в ущерб незнающим.
Искатель истины не ищет восхвалений за свое стремление к последней.
Кто «служит» истине, тот ею не живет. Тот, кто живет, становится частицей истины, в
той мере, в каковой ее познал.
Кто-то сказал: «Истина — это то, что правильно сейчас». Он заблуждался, ибо истиной
можно назвать лишь то, что правильно всегда.
Ницше не прав: отчаяния в истине не существует, ибо познание истины и есть самое
действенное средство от него.
Истина может перемешиваться с заблуждениями, но не становится с последними
единым целым.
Искатель истины должен быть внутренне готов к тому, что, во имя своих заблуждений,
люди будут оспаривать каждую истину снова и снова, пока не придет поколение,
поднявшееся выше этих заблуждений, но обремененное иными. Это нелегкий путь,
только иной возможности для роста человечества не существует, поскольку истина, во
всей ее полноте, не может быть принята и постигнута всем человечеством
одновременно, без прямого вмешательства Бога.
То, о чем говорил Цицерон, может быть только ложным подобием истины. В подлинной
истине нет и не может быть ничего ложного. Надежных признаков, что позволяют
отличать ее от лжи, было всегда достаточно. Они известны и понятны всякому, кто
посвящает свою жизнь поиску истины, а не искусству красноречия.
По канве высказывания Цицерона: «Мы полагаем, что во всякой истине всегда есть нечто ложное и что
сходство между истиной и ложью столь велико, что нет такого отличительного признака, на основании
которого можно было бы судить наверняка и которому можно довериться».
Поиски истины не бывают безнадежными.
До чего же прискорбно, когда просвещенные люди до конца своих дней остаются верны
заблуждениям, принятым ими за истину.
Чем правда отличается от истины? Если кто-либо честно говорит о том, что он считает
истинным, то это — правда. А когда сказанное точно соответствует реальности, то это
— истина. Правду он может говорить, даже не зная истины.


О правде и лжи
Ложные представления опутывают человека, словно паутина муху. Сколько ни бейся,
силой из нее не вырваться, — это лишь отнимает большую часть отпущенной ему
энергии, а иногда и жизнь. Если же человек воспользуется разумом и здравым
смыслом, то они спадают сами.
Мы рождаемся чистыми и непорочными, но постепенно, при помощи старших и сами,
заглушаем в себе голос истины, приспосабливаясь к жизни в обществе, не жалующем
правды.
Непобедимость истины является причиной краха всех обманов.
Р.Акутагава пишет: «Бывает правда, о которой можно рассказать только с помощью
лжи». Я считаю, что правда не может использовать ложь как костыль. По-настоящему
правдив лишь тот, кто обладает мужеством видеть все таким, каково оно есть, ведь
ложное начало не приводит к верному концу.
Маркс писал, что у бедного, мол, своя, правда, а у богатого своя. Я не согласен с этой
точкой зрения. Правда всегда одна, все дело в том, что каждый смотрит на нее сквозь
призму собственного понимания вещей и личных интересов. А потому и видит только
то, что хочет видеть сам.
Я твердо убежден, что тот, кто лжет, всегда теряет больше тех, кого он этим вводит в
заблуждение.
Правда и ложь не могут прикрывать друг друга. Это могут «правдивая» ложь или
лживая «правда».
Правда не может быть односторонней и слепой, ложь не бывает безобидной или
справедливой.
Тот, кто всю жизнь обманывал других, перед смертью поймет, что обманывал только
себя.
Крупицы истины приходят к человеку отовсюду, в разное время и под разными
названиями. Вот потому-то многие и принимают ложь за правду.
Кто не желает видеть истины, тот будто выколол себе глаза.
Ложь невозможно применить во имя истины. Если кто-нибудь делает это, то ради себя
и других.
Продажный идеолог — худший толкователь истины.
Легче всего поверить в собственную ложь, а тяжелей всего — в чужую правду.
Тот, кто любит дурачить людей, поскользнется на собственной лжи.
Правда сильнее лжи, даже привилегированной.
Самым распространенным видом лжи была и есть так называемая «обязательная»
ложь.
Всякая ложь однажды растворится в правде.
Мерой лжи подобает считать глубину извращения правды.
Обманы делятся на мимолетные и многолетние, а также вековые и тысячелетние.
Вечных обманов, к счастью, не бывает.
С распространением грамотности и печати к устной лжи добавилась и письменная, а
позднее — электронная. Суть же ее самой при этом не меняется.
Сокрытие правды — тоже разновидность лжи.
Лукавая правдивость не намного лучше откровенной лжи.
Всякие громогласные призывы к честности звучат неискренне.
Тому, кто отвергает правду-матушку, не избежать знакомства с кривдой-бабушкой.
Принять все меры, чтобы не быть обманутыми впредь, есть неотъемлемое право и
обязанность обманутых.
Учиться правде никогда не поздно.
Отвращение к собственной лжи — признак присутствия остатков совести.
Во многих странах правда остается роскошью.
Иногда люди лгут и без всякого умысла. Просто, по ходу жизни.
Многие нагло лгут, пытаясь приспособить истину к своим потребностям.
Разум способен обнаружить ложь в любом обличье.
Я не согласен с Лао-цзы по поводу его высказывания о лживости изящной речи. Истина
может выражаться и изящной речью, тогда как ложь не всегда прибегает к
красноречию. (По канве высказывания Лао-цзы: «Голос истины неизящен, а изящная речь лжива.
Нравственный человек не красноречив, а красноречивый – лжец».)
Лгавшим верить не стоит.
Многое из плохого начинается с проглоченных обманов.
Правду порой не знает даже лгущий.


О религии
Духовность в полной мере отвечает человеческой природе и потому находит твердую
основу в человеческой душе. Это высокий нравственный закон, ориентированный на
развитие глубоких чувств, возвышающих душу, смягчающих нравы людей. Искренняя
набожность — это мерило праведности, человечности и доброты. Она приносит
внутреннее равновесие и помогает нам стряхнуть с души тяжелые заботы. Прикасаясь
к духовности сердцем и разумом, мы становимся лучше и чище, чем были, ибо
глубокая и искренняя вера в Бога — ядро всего доброго в нас.
Ничто не просветляет человеческую душу так, как это делает высокая духовность.
Человек без нее чем-то схож с недостроенным зданием. Самый короткий путь для
осознания того, что происходит вокруг нас, и понимания того, что истинно, что ложно, а
также избавления от тех причин, которые приводят нас к страданиям, лежит через
высокую духовность.
Что сталось бы с людьми, лишись они благоволения Аллаха? Давным-давно исчезли
бы они с лица Земли!
Благодаря величию и милости Аллаха, никто не может отобрать того, что нам
действительно принадлежит.
Мы часто произносим верные слова: «На все воля Аллаха!», однако, редко думаем над
их глубоким содержанием. Смысл этих слов гораздо глубже, чем обычно кажется, а
потому необходимо больше размышлять об этом, чтобы не приписывать Творцу,
который выше верхнего предела высоты, мерзость чудовищных людских поступков, ибо
в деяниях Всевышнего Аллаха все разумно и все направлено ко благу человека!
Все окружающее нас пронизано причинно-следственной взаимосвязью, первопричина
же всего — Аллах и Его мудрые законы. Никому из людей не дано изменить
непреложный порядок вещей, если то не угодно Всевышнему.
Аллах идет навстречу тем, кто ищет истину.
В мире людей сосуществуют самые разнообразные религии, но на свете не может быть
столько «богов», сколько здесь существует религий. Пора понять, что Бог у всех людей
один, как бы они его по-разному ни называли.
Среди сонма людских заблуждений нет глубже безбожия.
В пору мучительных проблем мы просим Бога сжалиться над нами, умоляя Его
ниспослать облегчение нашего бремени, однако вскорости приписываем это
собственным заслугам. В том-то и заключается неблагодарность человека перед
Богом.
Мир исполнен божественной славы, а мы барахтаемся в повседневной суете,
оскорбляя Аллаха порочным житьем, но ведь большей ошибки нельзя и представить!
Если б мы только помнили о разлагающем влиянии духовной бедности, преодолели
суетность мышления, что чрезвычайно важно именно сейчас, когда все сферы
человеческой активности остро нуждаются в духовном обновлении!
Вера и набожность не стоят ничего, если покоятся на страхе перед неизвестным.
Призыв к духовности без личного примера напоминает истерические крики о
необходимости спокойствия.
Люди в своем безумии уже нагромоздили столько домыслов и даже откровенной чуши о
Всевышнем, что сегодня не так уж и просто найти настоящего Бога средь сонмища
ложных «богов».
Безбожие — это душевная и умственная слепота.
Как плохо то, что люди часто всуе произносят самое величайшее из слов — святое
слово «Бог»!
Я убежден, что наша сотворенность Богом есть основание для жизнерадостного
мировосприятия и размышлений о высоком назначении людей, а уж никак не для
подавленности или превращения себя в почти ничто. Бог не желает унижения
человека, лишь бы последний сам себя не унижал низкими помыслами и греховными
делами.
Сектантство — это ложная духовность.
Блага небесные не продаются и не покупаются ни за какие деньги, ибо приобретаются
совсем иным путем.
До чего же наивны бывают, казалось бы, взрослые люди! Если им скажут, что
соседская собака, взяв молоток и гвозди, сколотила собственную конуру, то они ни за
что не поверят. А когда им сказали, что люди, с их разумом и остальными
способностями, — просто потомки глупых обезьян, миллионы без всяких сомнений
поверили в это! Вот отсюда и весь атеизм. От него просто ничего не остается, стоит
понять одну простую истину: творец всегда разумней своего творения.
Кто меняет духовные ценности на пятаки, тот в итоге не будет иметь ни того, ни
другого.
Я убежден, что утверждение: «Глас народа — глас Божий», является глубоким
заблуждением, иначе этот пресловутый «глас» не сменялся бы столь часто
всенародным плачем. Не подлежит сомнению, что и народы могут ошибаться, чаще
всего, — излишне доверяя собственным вождям.
(По канве изречения Алкуина «Глас народа – глас Божий»)
Люди нередко сводят представления о Божестве на уровень своей самодостаточности.
Нет такой глупости, которой бы они не приписали Господу, и не осталось ничего такого,
чего они не разрешили бы или, наоборот, не запретили Божьим именем ради своей же
выгоды или удобства!
Многим мы, люди, можем поделиться только с Богом.
Подлинная теология не нуждается в слепом доверии, догматике, сомнительной
аргументации, фанатиках или же в инквизиции для самоутверждения.
Человек сочиняет себе на потребу немало чудес, по недомыслию не замечая
настоящих.
Неискреннее или платное благословение ничего не стоит.
Милость Аллаха простирается неизмеримо дальше, нежели мы в состоянии себе
представить.
Страх не является началом теологии, разве что лишь такой, которую философы бы
представляли сами.
(По канве изречения «Начало теологии есть страх»).
Люди уже не раз гневили Бога, выдавая собственные глупости за "волю свыше". Лучше
бы им в дальнейшем этого не делать.
Меня воротит от любых духовных «технологий», ибо они привносят нечто замутняющее
в сферу отношений человека и его Творца. Искренность — вот основа этих отношений.
Всякое показное благочестие сожительствует с затаенной нечестивостью.
Люди, не верящие в то, что проповедуют, наносят страшный вред духовной жизни
человечества.
Что только не предъявлялось людьми в качестве доказательств Божьего
избранничества!
В мире людей полного разделения на светское и религиозное не существует.
Разум и благочестие предписывают нам быть благодарным Аллаху за его дары, но, к
сожалению, многие из нас неблагодарны.
Люди, которые нарочно ищут для себя страданий, ибо надеются таким путем снискать
духовных благ или приобрести любовь небес, делают это по неведению истинного
положения вещей.
Кто позволяет злобе застилать глаза, тот не увидит даже собственного носа.
(Сказано по поводу отношения Л.Фейербаха к религии).
Убогость бездуховного существования лучше всего видна на современных атеистах.


О добре и зле
Добро — это непреходящие духовно-нравственные ценности, благие помыслы и
совершенные под их влиянием хорошие поступки. Что же тогда такое зло? Это
ошибочное понимание добра.
Добрыми не рождаются, поскольку доброта есть то, что проявляется людьми вполне
сознательно, в силу желания творить добро, и день, когда кто-либо поступает так
впервые, с полным правом мы можем считать днем рождения в нем доброты.
Зло порождает и приумножает зло. Кроме того, оно имеет свойство возвращаться,
поэтому одной лишь силой зла не остановишь. Непротивление злу насилием также
бесполезно, но, привнося добро в саму природу зла, растворяя его изнутри, избавляя
от движущих сил — встречной ненависти и безнаказанности, его со временем
возможно победить совсем.
Что такое добро? Это все, что полезно для нашего разума, сердца, души и,
естественно, тела. Лучшее из добра — то, что полезно для всего одновременно.
Зло не является условием существования добра. Подобно разуму, который не
нуждается в безумии, чтобы существовать, и добро не нуждается во зле, каковое,
конечно, возможно, но вовсе не необходимо. В противном случае мы не могли бы
становиться добрым, не будучи одновременно злыми.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22